2020-05-03 08:53:53
Миг и судьба. Василий Сарычев о прошлом и настоящем

Одна холера. Одесский карантин 1970 года, или Что ждало бы "Витебск" в советские времена

Одна холера. Одесский карантин 1970 года, или Что ждало бы "Витебск" в советские временаВасилий Сарычев вспоминает холерную судьбу "Черноморца".

2 августа 1970 года на минском стадионе "Динамо" проходил ничем не примечательный матч середняков: хозяева принимали "Черноморец". Месяцем раньше команды встречались в Одессе, где подопечные Ивана Мозера дважды выходили вперед, но победу не удержали: на голы Курнева и Сахарова ответил дуплетом Поркуян.

За четыре прошедших с тех пор тура команды поменялись в таблице местами, от чего было ни холодно, ни жарко.

Дома выиграли минчане: Сахаров открыл счет, Васильев удвоил.

А вскоре всех шокировало известие: в этот самый день в Одессе вспыхнула эпидемия холеры.

Одесса

Хорошо помню август семидесятого. Меня собирали в первый класс, и значимость такого события не могли перебить ни чемпионство Бразилии, ни визит Помпиду, ни землетрясение в Перу. Но вдруг все вокруг заволновались, между взрослыми зашелестело: кордоны в Крыму, знакомые знакомых не могут вернуться с отдыха, идет холера...

Первые заболевшие обнаружились еще в июле в Батуми, следом возник крупнейший очаг в Астрахани и дальше — в Крыму, Одессе. В городе-маме со 2 августа за неделю госпитализировали 126 человек, семерых не спасли.

Пошла паника среди отдыхающих, и миллионный город, куда традиционно набилось как минимум столько же курортников, стремительно опустел. Неодесситам еще повезло: какое-то время выезд не закрывали. Крым сразу взяли в жесткие клещи, там карантин обеспечивали почти десять тысяч солдат, 26 вертолетов, 22 сторожевых катера. Когда пришлось полностью закрыть Керчь, по периметру карантинной зоны поставили 96 сторожевых постов.

На самолеты и поезда крымского направления билеты продавали лишь по прописке. Автотуристов-дикарей, которые продолжали рваться в Крым, разворачивали посты ГАИ. Приехавшие раньше, напротив, мечтали отсюда вырваться: купание запрещено, экскурсии тоже, а в разы подешевевшие на рынках фрукты не лезли в горло. Возвращение домой откладывалось на неопределенный срок.

По той же схеме закрыли и другие попавшие под карантин территории. На брестском вокзале вывесили объявление о запрете на въезд в Одессу. С таким трудом взятые за тридцать суток билеты никто не сдавал, но в дороге составы пустели. Последних нелегалов, вспоминал возвращавшийся домой одессит, сняли в районе Раздельной.

Одесса в 1970. Холера

Из монолога Михаила Жванецкого:

"Курортники в панике покинули гостеприимный город. На крышах вагонов битком, купе забиты, а в городе стало тихо: холера в Одессе... В ресторане свободно. “Заходите, рекомендуем...” В магазинах от вашего появления начиналась здоровая суета. В трамвае вы могли уступить место женщине без опасения, что на него тут же ринется быстрый конкурент. Холера в Одессе!.. В городе стало так чисто, что можно было лежать на асфальте. На улицах появились растерянные такси с зелеными огоньками, чего не наблюдалось с тринадцатого года.

И стаканы в забегаловках вымыты, и трубы все исправлены, и туалетики в порядке, и личики у всех чистые, и мы моем ручки до еды и после еды, и кипятком, и чистим, и пьем тетрациклин, и взаимовежливы... Вся холера стоит той вежливости, которая появилась тогда в Одессе. А анализы, как они сближают..."


А вот цитата без юмора. Из медицинской инструкции: "В случае выявления больного с подозрением на холеру вход и выход из помещения закрывают. Врач или фельдшер надевает защитный костюм, сообщает о больном по телефону (или посылает нарочного) главному врачу..."

На дворе пекло, не продохнуть, персонал срывал прорезиненные противочумные балахоны. Главный эпидемиолог строчил предписания, но приехавший в город академик поддержал врачей: не мучайте их, главное — обеспечить чистоту.

Повсюду выставили бочки с дезинфекцией. Базарные помидоры и огурцы рекомендовали мыть с мылом.


Под обсерваторы, прозванные в народе резервациями, отдали школы, пансионаты, пионерлагеря. Использовались суда Черноморского пароходства. И даже роскошный круизный теплоход "Тарас Шевченко", который спустя двадцать лет доставит меня на мундиаль в Италию, как выяснилось, тоже служил изолятором для потенциальных носителей холерной палочки!

Кто не успел, тот опоздал: без справки о прохождении обсервации выезд из города был закрыт. Родился маленький бизнес: владельцы лодок за четвертной вывозили беглецов по лиманам.

Одесса стала тихой и малолюдной. Но что-то надо было делать с футболом.

Прибывший домой после минского матча "Черноморец" заперли в городе.

"Нам организовали обсервацию на Центральном стадионе Черноморского пароходства, — вспоминает вратарь той команды Семен Альтман. — К тому времени на стадионе вошла в строй гостиница. Жили в номерах по несколько человек, тренировались. У нас постоянно брали анализы — крови, мочи, кала. Покидать территорию запрещалось, и даже жен с детьми и других родственников мы могли видеть только через забор. В городе улицы мыли хлоркой".


"Моряки", как комментаторы окрестили одесских футболистов, лишились игровой практики на целый месяц. Только в последние дни августа вырвались наконец из резервации. На Центральном стадионе Киева, временно ставшим домашней ареной, изголодавшиеся по игре и свободе одесситы задали трепку спартаковцам Орджоникидзе, забив три мяча (два — вернувшийся из "Динамо" Поркуян) и позволив сопернику размочить счет лишь под занавес. А следом на том же киевском поле Поркуян огорчил одного из лидеров — динамовцев Москвы, но после перерыва номинальные гости победу отобрали.

Команда у "Черноморца" была неплохая: Стефан Решко, Виктор Прокопенко, Валерий Поркуян, прилетевший в июне из Мексики со своего второго чемпионата мира. Но холерный простой и последовавшее уплотнение — 11 матчей за неполных полтора месяца — сыграли с одесситами злую шутку. Выбраться со дна таблицы они так и не смогли.

Под занавес турнира отцы "Черноморца" пытались включить ресурс. Домашний матч предпоследнего тура со "Спартаком" специалисты отнесут к разряду странных. Москвичи обеспечили себе бронзу, а на более высокую пробу, по финишному раскладу, могли рассчитывать только гипотетически. И выбрали сдобренную синицу.

Спартаковский вратарь Анзор Кавазашвили вспоминал: "Никак понять не мог, почему их нападающий раз за разом выскакивает один на один? А я ловлю и ловлю — он никак забить не может! Взбесился я, кричу последнему защитнику: не умеешь продавать, не берись!"

Евгений Ловчев в другом комментарии подкусил былого партнера: "Матч слили восемь человек, не сдавали только Папаев, Коля Абрамов и я. Так вот. Великий наш вратарь тоже взял деньги, но пропускать упорно не хотел. И вроде защита расступается, а он берет и берет. В конце концов нападающий “Черноморца” забил. Все оказались в дерьме, а вратарь — в порядке!"

Одесса. 1970

Но этой победы не хватило. В последнем туре "Арарат" в Ереване игру не отдал, и одесситы с 26 очками (+8 =10 -14, отнюдь не вылетная арифметика, не случись в тот год чрезвычайной плотности результатов) были вынуждены покинуть высшую лигу.

Дальше включилась "артиллерия". В отдел пропаганды ЦК КПСС и Спорткомитет СССР ушли письма за подписью второго секретаря Одесского обкома партии с просьбой сохранить "Черноморцу" прописку в лиге. Говорилось о постигшем город несчастье, об отсутствии условий для тренировок, "так как все стадионы и спортивные базы были заняты под обсерваторы", отказе перенести игры и дать команде время на восстановление и наконец о подавленном состоянии игроков, тревоге за судьбу близких.

Не прокатило.

В первой лиге "Черноморец" задержался на три сезона, лишился Поркуяна, увезенного в "Днепр" молодым Лобановским, и лучшего бомбардира первой лиги 1973 года Анатолия Шепеля (38 голов) — тоже к Лобановскому, но уже в Киев. А на четвертый, наконец вернувшись, одесская команда предстала отлаженной и показала лучший в своей истории результат — бронзовые медали и пропуск в Кубок УЕФА.

Из книги "Миг — и судьба" (т. 3)



Комментарии (6)

Бес_такта 04 Май 2020 19:28
Цитата:

Одесса... Есть в этом городе какая-то магия...
Колорит необычайный

Слышится в одесских фразах:

- ЦилеЧка, а может Чаю:

- ЗямоЧка, давайте сразу! (с) )))
Ігар-65 04 Май 2020 19:05
Ловчев в другом комментарии подкусил былого партнера: "Матч слили восемь человек, не сдавали только Папаев, Коля Абрамов и я. Так вот. Великий наш вратарь тоже взял деньги, но пропускать упорно не хотел.

----------------------

Помню как разганяли треш, что типа Спартак чуть ли не единственный в союзе нерушимом, кто не играл договорняков.
янц 03 Май 2020 13:34
А "Витебск" тут причем? У нас же не холера? Разве что ДБр не добрался бы до города на Двине!
Дняпро это не Днепр 03 Май 2020 12:42
Одесса... Есть в этом городе какая-то магия...
Тамада 03 Май 2020 09:48
Мои родители со мной малым чуть вырвались тогда с курорта. Было дело...