2018-10-15 22:20:10
Чемпионат Беларуси

Дело о “договорняках”. “Друзья-однополчане”, где же вы теперь?

Дело о “договорняках”. “Друзья-однополчане”, где же вы теперь?В серии договорных матчей, которая прокатилась по белорусскому футболу в 2015-16 годах, фигурировали более двух десятков фамилий, не считая предполагаемых заказчиков из сопредельных государств.


Вся необходимая информация о них была передана в правоохранительные органы России и Украины, однако до сих пор сведений о каких-либо мерах в их отношении — и даже о том, что по этому поводу ведется расследование, — оттуда не поступало. Посредник между предполагаемыми заказчиками с украинской стороны и белорусскими исполнителями Ярослав Лемик, получив вместо реального срока наибольший среди всех фигурантов штраф (и этим вполне удовлетворившись), вернулся на родину — и больше о нем ни слуху ни духу. Единственный раз его фамилия всплывала в кулуарах в январе этого года, когда появилась информация о предполагаемом договорном характере товарищеского матча “Урала” и “Гомеля” на кипрском сборе. Однако дальше прессболовских публикаций по этому поводу дело по-прежнему не сдвинулось. Мы же постарались отыскать всех белорусских фигурантов громкого процесса. Изначально речь велась о “списке-26”. Исключая Лемика, а также на тот момент футболиста “Сморгони” Сергея Крота, к которому не было применено санкций ни со стороны судебной системы, ни со стороны федерации, остается 24 человека. Четырнадцать из них — опять-таки за исключением украинца — оказались на скамье подсудимых и были в разной степени наказаны. Их же дела, равно как еще десяти человек, в феврале 2018-го (спустя четыре месяца после вынесения приговора) рассматривал дисциплинарный комитет БФФ и также вынес свой вердикт.

Автомойщик в Могилеве, разнорабочий в Осиповичах
Идейными вдохновителями темных дел с белорусской стороны стали бывший футболист Вячеслав Замара и тренер-администратор “Луча” Юрий Сыроквашко. Они получили по три года ограничения свободы с направлением в ИУОТ. Кроме того, дуэт пополнил список лиц, объявленных персонами нон грата в белорусском футболе. Прежде подобный вердикт федерация выносила лишь однажды — в отношении экс-голкипера национальной сборной Валерия Шанталосова по следам прессболовского расследования “Операция “Крот”.
Сыроквашко мотает срок на так называемой “химии” в Осиповичах — в ИУОТ-48. Сюда в основном и попадают осужденные из Могилевской и Минской областей, имеющие долги перед государством. Режим здесь — нечто среднее между армией и тюрьмой. При этом “химиков” трудоустраивают в различных организациях в регионе. А расчет делается еще и на “исправительный” эффект благодаря строгому режиму дня. Замара также находится в подобных условиях — только в Могилеве, где сейчас работает на одной из местных автомоек.

Маковский под контролем, Рыжко в роли стюарда
Список непосредственных исполнителей куда больше. Начнем с наиболее резонансного и громкого эпизода — поединка высшей лиги сезона-2016 “Ислочь” — “Динамо” (Брест). Помимо футболистов “волков”, на скамье подсудимых оказался экс-игрок минского и киевского “Динамо”, а в 2016-м один из тренеров ислочцев Владимир Маковский. Он только начинал тренерский путь в большом футболе, но тот оказался слишком коротким. Маковский как связующее звено между организаторами и футболистами — единственный, кто не отделался штрафом. Он получил два года ограничения свободы, правда, без направления в исправительное учреждение.
Путь в большой футбол Владимиру Михайловичу заказан. Еще в зале суда в приговоре содержалась формулировка “в течение пяти лет запрещено участвовать в профессиональных спортивных соревнованиях”. А через четыре месяца в стенах федерации пятилетняя дисквалификация превратилась в пожизненную. Сейчас Маковский продолжает тренировать детей в молодечненской ДЮСШ, ведет довольно закрытый образ жизни и от обстоятельного общения с журналистами по-прежнему отказывается.
Все остальные, кто оказался в зале суда в статусе подсудимых, также получили от БФФ пожизненную дисквалификацию. По делу, касающемуся матча “Ислочи” и брестского “Динамо”, были осуждены еще четверо. Александр Лебедев также работает в детском футболе. Еще до судебного процесса он стал тренером в столичном клубе “KinderBall”. Это футбольная школа, рассчитанная на дошкольников от трех до семи лет, где психологами разработана система воспитания детей на основе футбола, учитывающая все особенности физического и психического развития мальчиков в этом возрасте.
Александр Тишкевич в том матче с брестчанами на поле так и не появился, однако под следствие попал как один из активных участников. Кроме того, полузащитник запомнился в качестве фигуранта нескольких резонансных новостей. Так, он подал иск против “Ислочи” с требованием вернуть ему зарплату за полтора месяца. Более того, суд его удовлетворил и обязал клуб выплатить футболисту около 2,5 тысячи долларов. Тишкевич также не слишком охотно идет на контакт с прессой, а работает на прежнем месте — в одном из столичных агентств по продаже недвижимости. Кроме того, Александр был известен как организатор зимнего “турнира друзей”, в котором популярные игроки собирались погонять мяч во время отпуска под сводами минского манежа. После скандала “Ислочь” запретила своим футболистам в нем участвовать, а сведения о соревновании исчезли из новостных лент. Однако, как оказалось, Тишкевич от затеи не отказывался. Он собирал знакомых футболистов минувшей зимой, планирует это делать и грядущей. Кроме того, Александра можно зачастую лицезреть на поле в многочисленных любительских турнирах в Минске.
Юрий Рыжко яростнее всех отрицал свою вину и причастность к договорным играм, однако суд учел это разве что при определении размера штрафа. БФФ также была непреклонна: как и всем — пожизненная дисквалификация. Даже во время суда Рыжко был на контракте в “Нафтане”, и клуб был не прочь продлить с ним сотрудничество. В межсезонье защитник тренировался со “Смолевичами”, однако из-за решения БФФ подписать с ними соглашение уже не смог. Тем не менее как раз в Смолевичах Юрий временно нашел себя вне футбола. Это, впрочем, не в полной мере, поскольку его в этом сезоне можно было несколько раз наблюдать на домашних матчах команды Александра Бразевича в качестве стюарда. Кроме того, так как дисквалификация распространяется только на белорусские соревнования, Рыжко дважды пытался трудоустроиться в других чемпионатах. К примеру, ездил на просмотр в молдавский клуб “Динамо-Авто”, однако там (по словам самого Рыжко) случились какие-то махинации с суммами контракта, и от предложения он отказался. Также была неудачная попытка попасть в чемпионат Армении. К слову, в случае перехода в иностранный клуб в трансферном листе футболиста будут указаны сведения о пожизненной дисквалификации в белорусском футболе. Заметим, что, согласно регламенту, она может быть отменена или заменена на более мягкое наказание не ранее чем через десять лет со дня применения.
Информация об Андрее Порываеве, с которым на связь выйти не удалось, довольно скудна. Он обретается в Минске, играет за “Трактор” в столичной любительской лиге АЛФ, а также работает в одной из фирм, которая занимается устройством наливных полов.

“Энергосбыт”, заправка, магазин одежды
Теперь о тех экс-игроках “Луча” и “Ошмян”, что оказались в статусе подсудимых за “договорняки” в первой лиге. Столичный клуб был “представлен” защитником Игорем Журавлевым и хавбеком Сергеем Шумановым. Оба покинули команду в июле 2016-го — сразу после матча с “Ошмянами” (3:3). Шуманов сегодня крутит баранку — трудится личным водителем у директора некой фирмы. А Журавлев выступления в “Луче” совмещал с работой в “Энергосбыте” — филиале предприятия “Минскэнерго”, который специализируется на установке и обслуживании электросчетчиков, а также на расчетах за энергию с потребителями. Судя по всему, это и есть та служба, на которой бывший игрок пребывает по сей день.
“Ошмяны” “делегировали” в зал суда вдвое больше футболистов, которые были замешаны в нечестных играх “Барановичи” — “Ошмяны” и “Ошмяны” — “Луч”. Егор Гудель, Вячеслав Палазник и Алексей Сакович получили штрафы поменьше, вратарь Виталий Желудок — втрое больше, так как фигурировал в нескольких эпизодах. Прокурор даже запрашивал для голкипера наказание в виде ограничения свободы, однако суд решил иначе. Палазник работает в сфере страхования в столице. Гуделя, Саковича и Желудка можно часто встретить на играх той же АЛФ, правда, теперь в составах разных команд. Первый трудится на автомобильной заправке. Второй до дисквалификации успел поиграть за “Узду”, а дальше ниточка теряется. По поводу Желудка информации также мало — вратарь на связь не вышел. Известно, что в прошлом году он работал в одном из столичных магазинов одежды. Молва твердила, что он отправлялся трудиться за пределы страны, однако не далее как несколько недель назад голкипер участвовал в первенстве АЛФ.
Наконец, речь пойдет об Илье Гаврилове, который попал под суд за более ранний эпизод — матч Кубка Беларуси сезона-2015/16 БАТЭ — “Гранит”. Голкипер тогда защищал цвета “Гранита”. С февраля 2016-го по июнь 2017-го Гаврилов был игроком владивостокского “Луча”. Затем перешел в волгоградский “Ротор”. А зимой 2018-го подписал контракт с узбекским “Навбахором” из Намангана. Но в самой команде, можно сказать, толком не появился. Вполне вероятно, это связано с дисциплинарным вердиктом БФФ, узнав о котором, наманганцы решили расстаться с голкипером. На том его следы и потерялись.

Осведомленные: в детском футболе
А здесь речь пойдет о тех, кого не судили. Кто-то был освобожден от уголовной ответственности “вследствие деятельного раскаяния”, кто-то проходил по делу свидетелем. Их объединяет одно: все в той или иной степени знали о том, что происходит — готовятся или уже сыграны договорные матчи, — однако этой информацией своевременно не поделились ни с правоохранительными органами, ни с федерацией. Таковых десять человек — от БФФ они получили двухлетнюю дисквалификацию. При этом в регламенте сказано: “Временная дисквалификация заключается в установлении запрета на следующие действия: участие в футбольном матче или соревновании, а также присутствие на футбольных матчах или соревнованиях либо на территории, непосредственно прилегающей к футбольному полю”.
В “деле “Ислочи” таковых четверо. Защитник Александр Папуш и хавбек Иван Денисевич были освобождены от ответственности в связи с деятельным раскаянием. “Они явились к нам добровольно и рассказали, что происходило, — поделился с “ПБ” следователь Евгений Попов, который вел это дело. — Кроме того, их роль не была связана с вовлечением в участие в договорном матче других лиц”. Перешедший на тренерскую работу Дмитрий Макар проходил по делу свидетелем. Четвертый фигурант — россиянин Александр Алумона, который успел после скандала поиграть в России за “Тамбов” и брянское “Динамо”. Вся надлежащая информация по нему была передана в РФС. Сейчас из большого футбола Алумона пропал, ниточки к нему теряются где-то на бескрайних российских просторах.
Денисевич покинул “Ислочь” после сезона-2016 — с намерением открыть футбольную школу в родном Гродно. Это и сделал, назвав ее “Kinder Time”. Основной диапазон возраста занимающихся мальчиков — от трех до пяти лет, главное направление работы — общефизическое развитие детей. И, что вполне понятно, с футбольным уклоном. Школа функционирует уже полтора года.
Макар с января 2017 года сосредоточился на тренерской работе, возглавив юношескую команду “Ислочи” из игроков 2001 года рождения. Однако сейчас он уже не работает в клубе, поскольку дисквалификация — как пожизненная, так и двухлетняя — предполагает запрет участвовать (в любом статусе) в соревнованиях под эгидой БФФ. Однако она не распространяется на любительский футбол, а также на работу в качестве тренеров в организациях, которые не играют в соревнованиях, курируемых БФФ. Теперь основная занятость Макара — тренер в том же детском клубе “KinderBall”, где работает Лебедев.
Папуш выступал за “Ислочь” вплоть до дисквалификации. Клуб даже подавал в Дом футбола апелляцию, равно как и по поводу Макара, однако она не была удовлетворена. Уроженец Украины живет между Минском и родиной, где у него основная занятость, и иногда поддерживает форму с “Ислочью”, в том числе принимает участие в товарищеских матчах. По истечении половины срока дисквалификации, то есть в грядущем феврале, клуб планирует обратиться в БФФ еще раз — тогда, возможно, Макар и Папуш смогут вернуться в большой футбол.

“Гараж”, алюминий, ДК автозавода
Из замешанных в деле футболистов “Луча” судили также не всех — трое избежали уголовного преследования и получили лишь двухлетнюю дисквалификацию от БФФ. Вратарь Андрей Напорко перестал играть в “Луче” в июле 2016-го, а вернулся в наш чемпионат спустя год. Вторую часть сезона-2017 он провел в “Немане-Агро”, вылетевшем тогда из первой лиги. Напорко по-прежнему трудится в сфере обслуживания — работает по специальности поваром. Бывший голкипер кормит честной народ в кафе “Гараж” — в одном из девяти столичных филиалов этой сети.
Одновременно с Напорко покинул “Луч” и полузащитник Денис Медведев, который уже через месяц оказался в светлогорском “Химике”. В следующем сезоне он сменил не только команду, но и дивизион. В первой половине 2017-го играл в “Немане-Агро”, откуда летом перебазировался во вторую лигу — в “Узду”. Сегодня Медведев гоняет мяч на любительском уровне — в АЛФ. А заодно занимается в небольшой фирме монтажом алюминиевых конструкций на фасадах зданий. Впрочем, Денису не привыкать: этим он промышлял еще в бытность футболистом.
Наконец, защитник Александр Тарликовский. Он пробыл в “Луче” дольше остальных — до конца сезона-2016. А затем судьба тоже привела его в Столбцы — в “Неман-Агро”, чтобы летом вернуться в “Сморгонь”. Еще он играл в чемпионате Минска по мини-футболу и даже стал победителем, но после вынесения вердикта пришлось завязать и с этим. Ранее Тарликовский занимался установкой алюминиевых конструкций вместе с Медведевым. Но жизнь заставила искать более доходные варианты, и бывший игрок уже два года работает охранником в известной гостинице “Европа” в центре столицы. Если точнее, в отделе охраны и контроля. Александр отвечает за порядок и безопасность не только в самом отеле, но и на прилегающей к нему территории.
Решение дисциплинарного комитета коснулось и тогдашнего директора “Луча” Дмитрия Карповского. “Мне давно было известно, что фамилия Карповского фигурирует в списке Следственного комитета. Собственно, и ему тоже. Мы встречались, говорили на болезненную тему, выясняли детали. Те усилия, которые Дмитрий предпринял и предпринимает, чтобы исправить ситуацию в команде, думаю, дают основания применить к нему более мягкое наказание. Пусть это и не моя компетенция. Человек понял, что нужно серьезно относиться к информации, которой располагаешь. Видимо, ему не хватило опыта. Полагаю, это послужит Карповскому хорошим уроком”, — говорил о нем первый зампред БФФ Сергей Сафарьян. Сейчас Карповский отбывает двухлетнюю дисквалификацию и не является директором “Луча” — по крайней мере официально. Однако его можно увидеть едва ли не на каждом поединке минчан — он, как и прежде, вовлечен в клубные процессы.
Из замешанных в нечистых делах футболистов “Ошмян” судили почти всех. Наказания удалось избежать лишь защитнику Денису Жбанкову. Он покинул клуб тем же летом 2016 года, после чего устроился на работу в ДК Минского автозавода.
Последний в нашем списке — бывший рефери Станислав Савицкий. Он попал под дисквалификацию из-за того, что свел друг с другом Замару и вратаря “Ошмян” Желудка, причем (это стало понятно в зале суда) не без корыстных мотивов. Двухлетний “бан” на его жизнь практически не повлиял: из профессионального футбола Савицкий ушел уже давно. Он, как и прежде, тренирует детей в ФОЦе Фрунзенского района столицы, а также активно участвует в жизни АЛФ.



Комментарии (0)