2005-02-24 07:01:20
Чемпионат Беларуси

ПОРТРЕТ. Дмитрий Денисюк: с Пирло было не совладать

ПОРТРЕТ. Дмитрий Денисюк: с Пирло было не совладать

Ранние успехи в белорусском чемпионате, вызовы в молодежную сборную страны в восемнадцатилетнем возрасте позволяли Дмитрию ДЕНИСЮКУ верить в светлое будущее. Однако травма в победном для “Славии” финале Кубка Беларуси-2000 и последовавшие вскоре шатания в верхах мозырского клуба перечеркнули так хорошо складывавшуюся карьеру полузащитника. После нескольких лет скитаний по различным клубам судьба вновь занесла футболиста на полесскую землю: приняв в минувшем сезоне “Гомель”, Александр Кузнецов позвал к себе в команду хорошо знакомого ему по совместной работе в Мозыре игрока, который надеется повторить лучшие страницы своей спортивной биографии под руководством нового-старого наставника.




ИЗ ДОСЬЕ “ПБ”


Дмитрий ДЕНИСЮК. Родился 2.08.77. Полузащитник. Воспитанник калинковичской ДЮСШ (первый тренер — Олег Ерохименко). Выступал за команды МПКЦ-2 (Минск, Д3) (1995), “Славия” (Мозырь) (1996-2000), “Торпедо”-МАЗ (Минск) (2001), “Локомотив” (Минск) (2002-03, 2004), “Металлург” (Запорожье, Украина, Д1) (2003-04), “Гомель” (с августа 2004-го). Двукратный чемпион Беларуси (1996, 2000), серебряный призер (1999), двукратный обладатель Кубка Беларуси (1996, 2000). В чемпионате Беларуси провел 172 игры, забил 43 гола, отдал 23 результативные передачи. Рейтинг по версии “ПБ” — 5,14. В составе молодежной сборной Беларуси (U-21) провел 15 матчей, забил 1 гол.


— Дима, имея внушительный послужной список, героем интервью ты становился очень редко. Почему?


— Проблем или конфликтов с прессой у меня никогда не возникало. Не сказал бы, что умышленно избегал контактов с журналистами. Возможно, у меня не всегда было время для встреч, а может, твои коллеги не видели во мне интересного собеседника.


— Не согласен. С 1996-го, когда ты дебютировал в высшей лиге, много воды утекло. И, полагаю, тебе есть о чем рассказать.


— В последние годы часто доводилось менять команды. Приходя в новый клуб, пытался доказать себе, что способен еще чего-то добиться в футболе. Так было, когда перебрался в минское “Торпедо”, аналогичное желание и сейчас в “Гомеле”. Хочется вновь выиграть золотые медали, кубок страны.


— Но пока наибольших успехов ты достиг в “Славии”.


— Пять сезонов, что провел в Мозыре, смело можно назвать лучшими в моей карьере. Незабываемый период. В “Славии” в ту пору подобрался отличный коллектив. В последний чемпионский год команда демонстрировала великолепный футбол. Однако потом по не зависящим от игроков причинам фактически развалилась. Жаль. При встрече с бывшими партнерами частенько вспоминаем те времена. Но зачем зацикливаться на прошлом? Сейчас все мысли только о “Гомеле”.


— Каково было переходить во взрослый футбол? Ведь ты, можно сказать, рисковал, выбрав зимой 1996 года МПКЦ: Юревич до сих пор славится страстью к сумасшедшим нагрузкам на предсезонках.


— Действительно, после РУОРа оказалось нелегко, особенно на первом сборе в Туапсе. Но ничего, привык. Анатолий Юревич, бывало, говорил молодым, что можно пропустить тренировку, прогуляться к морю, отдохнуть. 1996-й запомнился на всю жизнь. Уже в дебютном матче в высшей лиге против лидского “Обувщика” после выхода на замену забил гол, а команда выиграла 3:1. Затем были победа в Кубке Беларуси, а осенью — в чемпионате. Правда, тогда погоду в МПКЦ делали Саша Кульчий, Макс Ромащенко, Владимир Гольмак, Сергей Яромко. Я же не сильно выделялся и, по большому счету, подыгрывал им. Когда переходил в Мозырь, Юрий Антонович Пышник сказал, чтобы работал, тогда и в “молодежку” могут вызвать. Вскоре постоянно начал привлекаться на сборы, хотя костяк команды составляли футболисты 1975 года рождения. Кстати, дебют в составе “молодежки” аналогичен чемпионатному: в Швеции мы переиграли хозяев 3:1, а я после выхода на замену забил третий мяч.


— Однако столь же успешного продолжения не последовало.


— После завоевания золотых медалей МПКЦ покинули очень много игроков. Осталась молодежь. Сменился и тренерский штаб. Возглавившие команду Александр Викторович Бубнов и Александр Дмитриевич Кузнецов собирали ее буквально по крупицам. За два года им удалось сплотить коллектив, объединить одной целью.


— За сезон с небольшим Бубнов успел создать себе имидж эдакого искателя истины, не идущего ни на какие компромиссы. А как он вел себя в команде?


— Он очень эмоциональный человек, заводной. С ребятами вел себя нормально, частенько тренировался вместе с нами.


— И так вошел во вкус, что стал играющим тренером.


— Вначале, насколько помню, Бубнов собирался лишь возглавлять команду. Однако со временем решил возобновить игровую карьеру. Но, похоже, переоценил свои возможности. После кубкового четвертьфинала, где мы по пенальти уступили минскому “Динамо”, Бубнов, не реализовавший, кстати, одиннадцатиметровый удар, уехал домой, а Николай Ященко, бывший президент клуба, сообщил нам о назначении Кузнецова на пост главного тренера. В принципе ничего страшного не произошло: Александр Дмитриевич пришел не со стороны, да и совершенно не изменился, встав у руля. Пожалуй, лишь укрепил дисциплину. Игроки постепенно сплотились. Не было разницы, кто ты — белорус, россиянин или грузин. Та “Славия” оказалась сильна в первую очередь командным духом. Футболисты жили вместе в гостинице, тренеры всегда находились рядом. Понимали друг друга с полуслова, как на поле, так и вне стадиона.


— Но о подобном взаимопонимании с руководителями клуба говорить не приходится. Как отнеслись игроки к отставке Кузнецова в 2000-м после победы над витебским “Локомотивом”?


— После выходных команда собралась в Мозыре. Пришли на тренировку, а ее проводил второй тренер Александр Петрович Пряжников. Пробежали несколько кругов вокруг стадиона и отправились в сауну. После непродолжительного совещания решили: руководство клуба обязано объяснить происходящее. Все-таки завоевали кубок, с солидным отрывом шли на первом месте, демонстрировали хороший футбол. Все игроки были шокированы. В гостинице долго обсуждали причины отставки. Александр Дмитриевич после часто приезжал в Мозырь, встречался с футболистами. Но такова тренерская судьба. Пусть это останется на совести людей, принявших подобное решение. Увольнением Кузнецова они фактически разрушили команду. Хотя, уверен, не распадись “Славия”, последующие три-четыре года в белорусском чемпионате ни у кого не было бы шансов отобрать у нас золото. На чествовании чемпионов все хвалили Петровича, и никто даже не вспомнил о заслугах Кузнецова, стоявшего у истоков того успеха. Обидно... В 2000-м команде нужен был человек, который приходил бы каждый день на стадион и свистел начало и конец тренировки. Зато, когда после досрочного завоевания золотых медалей в следующем туре проиграли “кузнецовскому” “Гомелю”, нас обвинили в преднамеренной сдаче игры. Абсурд.


— 2000 год ознаменовался не только вторым золотым дублем “Славии”. Для многих футболистов тот сезон оказался переломным в карьере, причем не в лучшую сторону.


— Владо Петровича команда приняла не сразу. Придя в “Славию”, югослав начал гнуть свою линию. Изменился весь уклад командной жизни. Перестал регулярно ставить в состав многих лидеров. Перемены коснулись и тренировочного процесса: он стал больше похож на занятия в ДЮСШ. Ближе к концу сезона понял, что шансов в “Славии” у меня не много, пришла пора менять клубную прописку. Хотя уезжать из Мозыря не хотелось. Хорошо, что обо мне вспомнил Юревич — позвал к себе в “Торпедо”. Позже перебрался вместе с ним в “Локомотив”. А через год подался в запорожский “Металлург”. Анатолий Иванович пригласил в свою новую команду. На Украине иной футбол — более силовой. У нас же предпочтение отдается комбинационным взаимодействиям на поле. На фоне массовки выделяются киевское “Динамо”, “Шахтер” и “Днепр”. Увы, задержаться в Запорожье не получилось. После игры с днепропетровцами руководство клуба заявило, что в моих услугах больше не нуждается. Пытался разобраться, в чем дело, остался в клубе еще на пять дней. Однако за это время так ни разу и не увидел Юревича.


— Судя по интонации, некоторая обида на тренера присутствует?


— На первых порах была, но со временем успокоился. Вернулся в минский “Локомотив” — Юревич настаивал, чтобы выступал за эту команду. При наличии неплохих вариантов меня никуда не отпускали. Спасибо Гольмаку — поддержал в трудную минуту. Как-то жаль Владимира: молодой перспективный тренер, хороший человек, а Юревич с собственными взглядами на футбол не дает ему развернуться, реализовать замыслы. Играя за железнодорожников, получал много предложений из других клубов. Но все было на уровне разговоров. А Кузнецов, приняв “Гомель”, приехал и спросил, не желаю ли вновь выступать под его началом. Услышав о некоторых проблемах с контрактом, Александр Дмитриевич сказал, что это не беда, от меня требуется лишь согласие на переход в “Гомель”.


— Практически вся твоя игровая биография связана с двумя наставниками. Под присмотром Юревича ты делал первые шаги в белорусском чемпионате, а с Кузнецовым достиг самых больших успехов.


— Сравнивать их методы руководства командой очень тяжело. У каждого свое видение игры. Анатолий Иванович предпочитает атлетичный футбол, тогда как Александр Дмитриевич учит техничному, комбинационному. Сильно они разнятся и по характеру. При Юревиче выиграл первое золото, но в 1996-м молодой был, еще толком не осознавал, чего добился. А вот 1999 и 2000 годы запомнятся надолго. Считаю их лучшими в своей карьере.


— Трудно не согласиться. Достаточно назвать завидную даже для форвардов серию из девяти результативных матчей, которую ты выдал в июле-августе 99-го.


— Как-то в разговоре с Александром Дмитриевичем мы вспомнили эту историю. Проведя шесть результативных игр, я отправился в “молодежку”. Седьмой матч состоялся в Лиде. Перед ним у Димы Чалея была аналогичная серия, только из пяти встреч. И Кузнецов поставил нас обоих в основной состав, сказав, что заменит, как только отличимся. Чалей забил еще в дебюте, а у меня — не прет, и все. Прошло уже минут пятнадцать второго тайма, вижу, Дмитрич решил выпустить свежего футболиста. Направился было к центру поля попросить у тренера, чтобы дал возможность чуток поиграть. В это время мы заработали аут. Судья, видимо, не заметил готовящейся замены, а Кузнецов кричит мне: “Что стоишь? Беги — забьешь!” Послушался я тренера — и минуту спустя покинул газон с чувством выполненного долга.


— Больше подобных серий в твоей карьере не наблюдалось. Чем это объяснить?


— Не знаю. Это был период эмоционального подъема, команда наконец-то начала играть в футбол, который ей прививал Кузнецов. Можно сказать, в той “Славии” все забивали и все отдавали результативные передачи.


— Но многие перспективные футболисты из Мозыря, несмотря на регулярные вызовы в молодежную сборную, в дальнейшем не сумели раскрыться и заиграть в более сильных чемпионатах.


— Трудно ответить, почему ребята так и остались в подающих надежды. В “Славии” мы были сильны коллективно. А при развале команды кто-то куда-то ушел или не нашел своего тренера. Да, “молодежка” могла стать трамплином. Но не получилось. Лично для меня вызовы в сборную всегда были в радость. При Юревиче же вообще сродни празднику: в паузах чемпионата он давал футболистам сумасшедшие нагрузки. Поэтому у Ивана Ивановича Савостикова я, скажем так, отдыхал. Да и вообще, международные встречи позволяли узнать себе цену, посмотреть на себя сквозь призму ведущих европейских сборных. Помню все игры в составе “молодежки”, но особняком стоят поединки с итальянцами. Уже тогда чувствовался высокий класс Пирло. В гостях мы повели после удара Макса Разумова, но Андреа отдавал такие передачи, что Вентола просто не мог не забить. Гаттузо выделялся потрясающей работоспособностью и заряженностью на борьбу.


— После “молодежки” попасть в обойму национальной сборной тебе так и не удалось...


— В главной команде страны по сей день в основном играют те, кто уехал из Беларуси в другие чемпионаты. Это сейчас идет омоложение, поэтому тренеры стали внимательно следить за игроками “молодежки”. А в наше время в национальную команду никого не вызывали. Кто знает, возможно, отправься я легионерствовать раньше, сейчас бы и выступал за сборную. Предложений-то хватало.


— Твои статистические показатели — предмет зависти для многих нападающих. Откуда такой бомбардирский талант?


— Объясню это ударными сезонами 1999-2000 годов, когда много забивал. Тогда в основном играл атакующим хавбеком. Впрочем, довелось выходить на поле и нападающим. Но впереди мне не так интересно, как в полузащите. Сейчас не столько нравится забивать, сколько отдавать результативные передачи.


— В концовке минувшего чемпионата “Гомелю” очень тяжело давались голы, да и вообще сезон команда закончила тремя крупными поражениями кряду.


— Это был какой-то кошмарный сон. Мы просто не понимали, что происходит. Особенно в игре с “Днепром”. Все, что летело в сторону наших ворот, в них и оказалось. Я же с метра попадаю не в пустую “рамку”, а в голову защитника. Неплохо начали поединок и с жодинским “Торпедо”, но опять-таки мяч залетал исключительно в нашу сетку.


— Поражение же от МТЗ-РИПО вообще породило массу слухов.


— С кем бы минчане ни встречались, регулярно заводились разговоры об их нечистоплотности. Мы в том матче играли не за чужие деньги, а за премиальные, которые положены в случае победы по контракту.


— Но после того фиаско из “Гомеля” были отчислены многие возрастные футболисты, и это только подлило масла в огонь.


— Не знаю, что послужило причиной их увольнения, на тренерском совете не присутствовал. Да и не мое это дело — обсуждать решения наставника. Зато появился шанс у молодых заявить о себе. Способных ребят в дубле предостаточно. Им и карты в руки.





Комментарии (0)