2011-06-30 21:10:31
Чемпионат Беларуси

Лучший в июне. Юрий Цыгалко: спасибо Малофееву

Лучший в июне. Юрий Цыгалко: спасибо МалофеевуГлавным героем первого летнего месяца нами признан голкипер “Шахтера” Юрий ЦЫГАЛКО. Его завидная “сухая” серия стала залогом рывка солигорцев в чемпионате. А еще — лишним доказательством того, что 28-летний вратарь неотвратимо выходит на уровень, адекватный его несомненному и недюжинному таланту. Наутро после боевой ничьей (2:2) в Борисове лауреата побеспокоил по телефону корреспондент “ПБ”.



— Летом тебе всегда так хорошо играется?
— Я не делю сезон на какие-то периоды. Весна, лето, осень — какая разница? Хотя сейчас самое время играть. Все вкатились в чемпионат, набрали форму.

— В июне ты благополучно доигрался до личного рекорда непробиваемости — “сухая” серия прервалась на отметке в 569 минут…
— Периодически я, конечно, интересовался статистикой. Вратарю приятно играть “на ноль”. Но самоцелью это никогда не было. Главное — результат команды.

— В Борисове в среду был шанс продлить серию?
— Шансы есть всегда. Но не получилось. Где-то, видимо, концентрации не хватило. Первый гол — вообще несчастный случай. Автогол есть автогол. Второй?.. Брессан находился в хорошей позиции — прямо напротив ворот. Гадать, в какой угол он будет бить, смысла не имело. Я решил реагировать, стоял до конца. Но ударил бразилец очень точно. Парировать было сложно.

— Ты что-то сказал Киренкину после того, как он срезал мяч в собственные ворота?
— Ни я, ни ребята — никто ничего не говорил. Такое ведь с каждым может случиться. Какие могут быть претензии? Рома хотел как лучше, а получилось то, что получилось. Обидно, конечно, что моя серия прервалась таким вот образом. Но к Киренкину, повторюсь, вопросов нет. Он уже столько голов забил в чужие ворота… Не беда, если однажды происходит обратное.

— Ты вообще можешь на своих защитников накричать — они почти все тебя старше…
— Вратарь в любом случае должен руководить обороной. Иногда для этого необходимо повысить голос. Никто не обижается. Тем более право прикрикнуть на поле есть у каждого из нас. По-доброму “напихать” партнеру — что здесь плохого? Главное, чтоб для пользы дела.

— Есть в нашем чемпионате игрок, чьи удары для тебя особенно коварны?
— Я никого не могу выделить. Здесь, считаю, многое от случая зависит. Кто-то сегодня здорово играет, кто-то завтра. И если у игрока идет удар — вратарю сложно по определению.

— В Борисове позавчера, кроме четырех голов, случилось еще и удаление Павлова. Он действительно симулировал фол с твоей стороны?
— Не думаю. Павлов пошел до конца, и, возможно, просто наткнулся на меня — потому и упал. Но я играл в мяч — о пенальти там речи не было. На мой взгляд, в том эпизоде можно было не свистеть. И карточку не показывать. Тем более она была второй.

— В Борисове ты щеголял роскошным фингалом под глазом. Бандитская пуля?
— Обычная футбольная история. Глаз подбили на тренировке — за два дня до игры. Врач подлечил, насколько было возможно. Но мое участие в матче все равно было под вопросом. С тренером приняли решение — играть надо.

— Кто тебе так удружил?
— Парень один из дубля. Фамилию не хочу называть. Игровой момент — бывает. Все нормально — это ж спорт.

— “Шахтер” ударно отработал май и июнь — ни одного поражения. Того и гляди догоните БАТЭ…
— У нас максимальные задачи. Официально от команды требуется попадание в тройку призеров. Но мы сами — внутри коллектива — решили бороться за первое место. Почему нет? Другое дело, что о погоне за БАТЭ никто в команде особо не говорит. Мы просто играем, стараемся в каждом матче набирать очки. А сколько их в итоге окажется, осенью сосчитаем.

— Комфортно тебе в Солигорске играть?
— Да. Очень. О чем-то другом сегодня даже не задумываюсь.

— Болельщики там встречаются не в меру экзальтированные. Как они к тебе относятся?
— Если честно, чего-то особенного в их поведении не замечал. И за полтора года ничего плохого с трибун в свой адрес не услышал. Конфликтов тем более не было.

— Кому ты в первую очередь признателен за то, что попал в “Шахтер”?
— По-настоящему заиграл в Солигорске я при Журавле. Но попал в команду при Малофееве. Именно Эдуард Васильевич сделал мне предложение. Я ему за это благодарен.

— В то время период у тебя был не самый безоблачный…
— В том-то и дело. Вернулся из Казахстана, пребывал в неопределенности. В “Востоке” — клубе, где я играл, — возникли финансовые проблемы. Серьезные — ясности с завтрашним днем не было. И я думал: что делать? Ждать новостей из Усть-Каменогорска или искать что-то другое? И здесь поступило предложение из Солигорска. Не надо было никуда срываться. Я с радостью согласился. И пока о решении не жалею.

— Легионерство в Казахстане и Румынии принесло тебе хоть что-то хорошее?
— Хорошего было мало. Намного меньше, чем негатива. Ну, может, какой-то жизненный опыт приобрел. Да и то не уверен, что он полезный. Вспоминаются почему-то сплошные разъезды — самолеты, автобусы, поезда… И неустроенность — даже в быту. Проблемы, в общем, были во всех вопросах. Не только футбольных.

— И денег ты вроде за бугром не заработал…
— В Румынии за последние полгода до сих пор не заплатили ни копейки. Я, конечно, жаловался. Сначала четыре месяца ждал, пока румынская федерация предоставит мне статус свободного агента. С финансовыми претензиями обратился в УЕФА. Оттуда пока ни слуху ни духу.

— Много должны румыны?
— Больше 20 тысяч евро.

— А жалеешь, Юра, о грехах молодости, которые надломили когда-то твою головокружительно развивавшуюся карьеру?
— Если бы была возможность, кое-что бы поменял, конечно. А так… Причины всегда нужно искать в себе. Если что-то не получилось, значит, сам виноват. Но я надеюсь, что все у меня еще впереди. 28 лет — это для вратаря разве возраст?

— Юрий Цыгалко сегодня и пяток лет назад — два разных человека?
— Кардинально я не изменился. Но с годами, естественно, стал немного другим. Умнее, серьезнее. В игре — опытнее, увереннее в себе.

— Женитьба на твой характер благотворно повлияла?
— Безусловно. Появилось больше ответственности. Заботиться теперь нужно не только о себе, но и о близком человеке.

— Что нового в послефутбольной жизни твоего брата-близнеца?
— Максим закончил карьеру из-за тяжелой травмы. Для него это был очень непростой период. Сейчас брат от футбола отошел — занимается установкой окон. Сразу, конечно, было тяжело. Я ему на первых порах помогал. Но потихоньку в новое дело он втянулся. Это хорошо. Жизнь ведь продолжается.

— Можешь пояснить теперешний статус твоего солигорского напарника — литовца Курскиса? Он вроде еще игрок, а вроде — уже тренер…
— Эдуард — вратарь “Шахтера”. И главный тренер решает, кому из нас играть. В общем, как и везде — кто лучше, тот и выходит на поле. Считаю, в нашей команде есть два равноценных голкипера. А тренерские функции Курскис взял на себя добровольно. Ведет процесс, отвечает теперь не только за себя, но и за меня. Я ему за это благодарен. Но, повторюсь, он остается футболистом.

— И все-таки раз один тренирует, следовательно, другой — конкуренции не знает…
— Так говорить нельзя. Курскис — опытный футболист. Выступал в Шотландии, в “Каунасе”, в национальной сборной Литвы. Прошел через еврокубки — Лигу чемпионов и Кубок УЕФА. Я чувствую конкуренцию. И еще раз говорю: в “Шахтере” играет тот, кто лучше готов в конкретный день. Если это Эдуард — он выходит на поле. В прошлом году так, кстати, и было. Я получил травму. А Курскис один матч успешно провел, другой — и заиграл в основе. Тренерам хорошо — есть из кого выбирать. Разве что “Шахтеру” молодого голкипера еще не хватает — скажем так, для перспективы. Насколько я знаю, клуб подыскивает такого игрока.

— У тебя на майке 70-й номер. Экзотика в принципе, а для вратаря — тем более…
— Никакого скрытого смысла здесь нет. Я когда пришел в команду, администратор спросил — какой номер хочешь? Никаких предпочтений у меня не было. Сказал то, что первым пришло на ум. По сути, от балды — давайте, говорю, 70-й. Так его и получил. Сезон сложился неплохо. И в этом году я решил ничего не менять.

— По манере игры ты холерик или, наоборот, само спокойствие?
— Скорее холерик — взрывной. Думаю, для вратаря это правильно. Постоянно нужно быть в тонусе, жить игрой. Так легче — ты все время начеку. Тем более “Шахтер” — команда атакующая, много времени проводит на чужой половине поля. У наших ворот много моментов не бывает. Но они возникают — и надо быть готовым в любую секунду вступить в игру. Для этого необходимо сохранять свежую голову, концентрацию. В хорошем смысле — быть на взводе.

— Есть у тебя сэйвы, которые приятно вспомнить?
— В первую очередь на ум приходят два пенальти, парированных в кубковом финале 2007 года — в послематчевой серии. Я тогда играл за брестское “Динамо”, встречались с борисовским БАТЭ. Ситуация складывалась довольно тяжело. Однако удалось выручить. А вообще я надеюсь, что главные сэйвы у меня впереди.

— Решающий пенальти тогда, в 2007-м, тебе не забил Александр Федорович, тоже вратарь. По прошествии лет никогда не вспоминали с ним тот эпизод?
— Некорректно это, наверное. Федорович уже тренером стал. А для него это, видимо, не самое приятное воспоминание. Что до меня, то впервые пенальти мне пробивал коллега по амплуа. Ощущения, помню, были новые — какие-то непонятные...

— Память избирательна. Есть ведь у тебя в карьере и другие страницы — пропущенные голы, за которые стыдно…
— А-а, много таких было… Только в этом году — два. Сначала от “Нафтана” в первом круге. Пошел на выход, а мяч перелетел через руки… От Жодино еще необязательный мяч пустил. В прошлом сезоне также ошибался. Чего скрывать: бывало стыдно — перед ребятами, самим собой.

— Ты вообще где увереннее себя чувствуешь: на линии или на выходах?
— Однозначно на линии. Над выходами продолжаю работать. Проблема есть. Надеюсь, со временем в этом компоненте будут прибавлять.

— Как думаешь, если добавить в игре на выходах — в сборную реально вернуться?
— Почему нет? Мое дело — играть. А тренеру — решать, кому отдать предпочтение. Надеюсь, Штанге однажды обратит внимание и на меня. В сборной каждый мечтает выступать.

— Но пока у тебя другая футбольная актуальность — скорый старт в Лиге Европы. Какие надежды с ней связываешь?
— Большие. Честно говоря, очень хочется добраться до группового раунда. Впрочем, об этом нынче никто вслух не рассуждает. Идти нужно шаг за шагом. Сейчас, естественно, все мысли о латвийском “Вентспилсе”. Даст бог, пройдем его — посмотрим, как сложится жеребьевка. В Солигорске все горят желанием проявить себя на международном уровне. В прошлом году никто не ожидал успешного выступления от могилевского “Днепра”, жодинского “Торпедо”. А они преподнесли сюрприз. Теперь очередь за другими — “Шахтером” и “Минском”. Конечно, будет трудно. Но мы постараемся.

ЛАУРЕАТЫ ЧЕМПИОНАТА-2011
Апрель Игорь ШИТОВ
Май Игорь СТАСЕВИЧ



Комментарии (0)