2012-04-16 21:08:52
Чемпионат Беларуси

Ностальжи. Все было как вчера. Скажи-ка, дядя, ведь недаром...

Ностальжи. Все было как вчера. Скажи-ка,  дядя,  ведь недаром...Завтра, 18 апреля, белорусский клубный футбол надобно засыпать подарками и здравицами, предварительно потягав 20 раз за уши. Ибо именно столько лет тому он покинул отчий “советский” дом и зажил самостоятельной жизнью. За долгие годы независимости познал всякое: ироничное и серьезное отношение болельщиков, веселые и грустные происшествия, добропорядочных и не очень сыновей. Но никогда не забывал, с чего все начиналось.


В преддверии этого симпатичного юбилея “ПБ” сдувает пыль с архивной папки под названием “Чемпионат Беларуси-1992”.

Меж двух огней

Создание национального первенства — дело хлопотное. В этом белорусские управленцы убедились еще на стадии примерки к возможным участникам. Ведь союзный футбол имел довольно вычурную и “пышную” иерархию: наши клубы были разбросаны по свету, как одноклассники. Минское “Динамо”, будучи историческим флагманом, выступало в высшей лиге. Областные команды наливались соком во второй — брестское “Динамо”, гродненский “Химик”, витебский КИМ и могилевский “Днепр” (западная зона), а также гомельский “Гомсельмаш” (шестая зона). Кроме того, проводился и своеобразный республиканский чемпионат, который, впрочем, популярностью избалован не был: даже в “ПБ” он освещался от случая к случаю. И вот из всех этих кусочков, больших и малых, нужно было сложить пристойную мозаику.
Задачу изрядно усложнили и текущие политические события. Августовский путч продырявил стену советской системы. Появились потайные ходы, через которые республики-сестрицы по одной старались улизнуть в суверенность. Однако на 1992 год единый чемпионат раздробленной державы пусть и опасливо, но все-таки планировался. Вопрос же об участии в нем минских динамовцев был главной загвоздкой для полновесного первенства Беларуси.
Тогдашний главком клуба Михаил Вергеенко и глава федерации Евгений Шунтов упорно настаивали на том, что чемпионат союзных государств или что-то в этом роде динамовцам необходим позарез. Собственно, такую же мысль они высказали и на конференции специалистов, созванной 10 декабря 1991 года. Вывести из ряда вон, отправив в более презентабельную лигу, Шунтов предложил и брестское “Динамо” с “Днепром” (составлявшие им прежде компанию КИМ и “Химик” из чемпионата-1991 бесславно вылетели), а уже из остальных слепить местное первенство как зону второй союзной лиги. Что любопытно, главные тренеры самих клубов из Бреста и Могилева — Юрий Курненин и Валерий Стрельцов — твердо ратовали за отдельный белорусский чемпионат.
Впрочем, спустя пару недель, в канун Нового года, идея Шунтова разбилась о быт. Рабочее заседание исполкома федерации постановило: первому всамделишному суверенному чемпионату быть! Минское “Динамо” решили ждать до последнего, позволив тому заявиться и в возможное первенство Содружества, и в нашу первую лигу. А уже по ходу дела определилось бы: уважит он родину первым составом или перекинет туда резервистов.
Важно понимать, что такая осторожность была совершенно оправданна. Ведь времена стояли смутные и переменчивые. События, творившиеся в российском футболе, напоминали Октябрьскую революцию с нескончаемыми собраниями и множеством на дух не переносящих друг друга оппонентов. В противовес Ассоциации федераций футбола СНГ, детища Вячеслава Колоскова, была создана Всероссийская ассоциация футбола (ВАФ) под водительством Анзора Кавазашвили. “Вафовцы”, самопровозглашенные главной футбольной властью России, вели политику невмешательства и настаивали на “чистом” чемпионате России.
Их противники продвигали первенство СНГ. И почти преуспели: представительный турнир, который не поддержали лишь украинцы и армяне, был, что называется, на мази и обзавелся даже жеребьевкой и расписанием. Именно в нем и планировали соревноваться минские динамовцы. Однако в последний момент от него неожиданно открестились пять российских клубов, на плечах которых все и держалось. Их тренеры собрались на конспиративной штаб-квартире “Спартака”, мило пообщались — и, как некогда Ельцин, Кравчук и Шушкевич в Вискулях, запротоколировали распад великого образования.
Впрочем, переходить на сторону Кавазашвили смутьяны и не думали. Они поддержали федерацию футбола и ее руководителя генерала Юрия Ныркова, а вместе с ним и новоиспеченного президента РФС... Вячеслава Колоскова. Дальше было много чего интересного, но нас оно затрагивало уже по касательной — блудное минское “Динамо” возвращалось на родину. В уже суверенный чемпионат и лучшими своими силами.

Проба мяча

К шестерке избранных (минскому “Динамо” и пяти областным командам) организаторы первого обособленного белорусского чемпионата прикрепили десяток лучших клубов, игравших ранее в первенстве республики. Примечательно, что президент федерации Шунтов огласил весь список еще под конец старого года — и он тютелька в тютельку совпал с апрельским, заявочным. Второй состав минского “Динамо” отправили мужать во вторую лигу, которая тем самым приобрела кривой, 17-командный, вид. Цепь главных футбольных чемпионатов страны замыкала третья лига — и была она тогда крайне возвышенной. Что немудрено — с такими-то названиями клубов: “Легмаш”, “Метрострой”, “Деревообработчик”...
Предполагалось, что на первый год всякие сношения между лигами будут запрещены — никто не выбывает и не прибывает. Однако позже регламент все-таки пришлось немного порезать. Единственный квиток в элиту ухватило “Динамо-2”, одолевшее в золотом матче бобруйский “Шинник”. Из почвы столичного клуба тогда только-только прорезывались ростки будущих могучих дубов: Тумиловича, Хацкевича, Качуро, Вергейчика, Шуканова, Лаврика, Ясковича… К слову, первый чемпионат решено было провести в усеченном формате, с апреля — по июнь, дабы перейти со второго розыгрыша на диковинную нынче схему “осень-весна”.
Принимая веру белорусского чемпионата, минское “Динамо” страсть как хотело вновь окунуться в еврокубки — и это ни для кого тогда не было новостью. Европа манила минчан, как солнечный забугорный курорт — измочаленного офисного работника. Шунтов обещал скоренько собрать и отправить нужные документы, динамовцы обещали взгромоздиться на высшую ступень, Блаттер обещал оказать содействие. Однако на каком-то из этапов дело застопорилось — и заграница столичной команде вновь могла только сниться. Хотя для тех же украинцев, не говоря уже о россиянах, она стала светлой явью безотлагательно... Но то было после — пока же всех донимало нетерпение и предстартовое волнение.
И вот 18 апреля 1992 года все, наконец, случилось. Отечественные судьи не так, как прежде, дунули в свистки, игроки по-новому перешагнули кромки поля, болельщики с каким-то непривычным чувством уселись на трибунах — и суверенный чемпионат несмело проник в стадионные чаши. Минск, Речица, Солигорск, Гродно, Брест, Жодино и Могилев плеснули в ладоши — таинственного незнакомца им повезло встретить раньше других.
Первый тур — и свалившееся сразу же игровое богатство. Места хватило для всего: разгрома, дублей, волевой победы, незабитого пенальти и... первого скандала. Стартовые матчи напрочь проигнорировал федерационный босс Шунтов. Уехал в загранкомандировку, перевоплотившись в руководителя делегации юношеской сборной СНГ. За что тут же, не отходя от кассы, его пропесочил тогдашний главный редактор “ПБ” Александр Борисевич: “Как заметил по этому поводу один из самых известных наших футболистов, президент за 100 долларов предал всех нас. Это, конечно, сказано чересчур резко и не совсем справедливо, но все же, все же, все же... Трудно представить, чтобы Жоао Авеланж в день открытия чемпионата мира отправился в увеселительную поездку по Гавайским пляжам”.
Фехтовальный выпад в сторону Шунтова главред совершил в рецензии на матч минского “Динамо” и молодечненского “Металлурга”. То противостояние, к слову, все в один голос признали гвоздевым в туре. Ведь в нем лидеру, над изголовьем которого издавна сиял ореол исключительности, перечил коллектив, выигравший годом ранее чемпионат и Кубок БССР, а также союзный “Кубок миллионов”. Начальствовал в “Металлурге” тогда молодой, но крайне честолюбивый Сергей Боровский. И с первой же попытки ему и его парням удалось не уступить более искушенным коллегам — 0:0. Моментов больше нафантазировали минчане, однако в части эстетики футбола молодечненцы соперника, пожалуй, превзошли.

Рекорды и гонения

Больше всего в “пилотном выпуске” первенства интересовали, естественно, первооткрыватели. Так, раньше всех голевое наслаждение познал полузащитник “Строителя” Владимир Медведев. На 25-й минуте поединка с минским “Торпедо” он с одиннадцати шагов точно выстрелил из пенальти-револьвера. “Стандарт” выхлопотал настырный быстроногий нападающий Виталий Тараканов — да-да, тот самый. Хотя счастливыми от этого стародорожцы не стали. Во втором тайме их вратарь и сетка получили от торпедовцев три болезненных тумака. Кстати, “ПБ” исторический момент первого гола не прочувствовал — ограничился сухой фразой, заброшенной в рубрику “Арифметика тура”. Оно и понятно: думать о будущих юбилеях тогда было недосуг...
Первым “горчичником” арбитры отоварили гомельчанина Александра Савельева. Однако куда интереснее дело обстояло с первым удалением. Оное грянуло только в третьем туре. А провинился — ни за что не догадаетесь — полузащитник КИМа... Олег Кононов. Известный тренер, а ныне гендиректор украинского “Севастополя”, наказан был “за удар соперника по ногам с целью срыва атаки после полученного ранее предупреждения”.
И понеслось. Чемпионат стал входить в привычку, приспосабливаться к тяжелым рабочим будням. Неудивительно, что сначала они не обходились без эксцессов и смешных происшествий. Так, за час до игры второго тура между минским “Динамо” и “Шахтером” один столичный полковник настоятельно попросил удалиться с поля… собственно солигорских футболистов и их главкома Николая Костюкевича. Оказал, что и говорить, высокий прием…
Играть, к слову, тогда было принято одним, в крайнем случае двумя, мячами. Из-за чего нередко возникали форменные курьезы, а иногда и конфузы. В матче СКБ-“Локомотива” и брестского “Динамо”, например, на мяч кто-то определенно навел порчу. Для начала бедолага, запуленный за пределы стадиона, угодил в миролюбиво протекавшую рядом реку и унесся течением в неведомую даль. Участь его преемника была не менее скорбной. В тайме втором он “примагнитился” к глубокой яме, из которой его потом долго выковыривали палками (!) болельщики (!!) и сами футболисты (!!!).
Порой, однако, было не до шуток. Серьезным гонениям подвергся гомельский корреспондент “ПБ” Олег Дубовец. После одного из матчей бедовой местной команды его не допустили к протоколу, а потом и вовсе отправили на пару часиков в уже тогда дружеские руки доблестного ОМОНа. С тем расчетом, что там уж зарвавшегося автора научат любить родину и писать правильные репортажи. Более других Дубовца невзлюбил вице-президент “Гомсельмаша” Евгений Уткин, настаивавший, что “перспективный коллектив нуждается не в охаивании, а в поддержке”. Какую перспективу увидело начальство у команды, которую поколачивали все, кому не лень да под аккомпанемент язвительного хохотка трибун, нам знать не суждено. Зато ясно другое — личности виновных. В коллективном творении журналисты “ПБ” так прямо и написали: “Кто виноват? Разумеется, пресса. Ату ее! И непременно всем руководящим составом”.

Раздача слонов

Впрочем, интересно было и непосредственно на футбольных полях. Чемпионский банк предсказуемо сорвали минские динамовцы — но при весьма неожиданных обстоятельствах. До последнего тура победу у них мог умыкнуть лихо державший темп могилевский “Днепр”. В итоге он отклеился от флагмана всего на очко. Хотя сомнений в справедливости сортировки не было: динамовцы щелкнули конкурента по носу в свидании с глазу на глаз. С такими футболистами профукать чемпионат было бы для минчан преступлением особой жестокости: Белькевич, Кашенцев, Герасимец, Антонович, Журавель, Сацункевич…
Зато могилевчане прославились в индивидуальных номинациях. Их нападающий Андрей Скоробогатько стал лучшим бомбардиром и самым полезным игроком (11+4), а вратарь Андрей Любченко заткнул всех коллег за пояс в части продолжительности “сухой” серии (973 минуты!). Хотя титул лучшего игрока чемпионата прихватил все же динамовец — 19-летний Валентин Белькевич. Затмил он всех 7 голами, 3 передачами и филигранно-изысканной игрой.
Болельщикам, к слову, тот экспериментальный футбол был ближе по духу, чем нынешний, пооббившийся. Средняя аудитория первого чемпионата — 2811 человек, что почти на 500 душ больше, чем ходило на футбол, допустим, в том же прошлом году…
Был у сезона-92, разумеется, и кубковый розыгрыш. В его финале сошлись все те же заклятые друзья — “Днепр” и минское “Динамо”. Но на этот раз драки не получилось. Подопечные Вергеенко соперника безжалостно расплющили — 6:1. Драка же произошла после матча. Вскипевшие от разгрома фаны могилевчан решили отыграться на торсиде соперника. В рядах той, к слову, отбивались и сорвавшиеся на помощь своим поклонникам Андрей Сацункевич и Валерий Величко…

Что в имени тебе моем…

В жизни все могут кардинально переменить и пять минут, а что уж тут говорить о двадцатилетии… Судьба клубов-зачинателей сложилась по-разному — просто и увлекательно, печально и радостно. Первозданность, однако, сохранили лишь минское “Динамо” и “Шахтер”. Случались у них времена и славные, и нелегкие, но всегда под рукой были антидепрессанты — история и имя.
Иные из команд на длинном пути от 1992-го до 2012-го затевали шаловливую игру букв. Могилевский “Днепр” в 1998-м добавил к вывеске придаток “Трансмаш” — и в том же сезоне промчался по чемпионату победным вихрем. То был самый драгоценный для клуба успех суверенности. Впрочем, в 2006-м команда вернулась к хорошо забытому старому, и до сих пор величается коротко — “Днепром”. Бронзового призера первого чемпионата брестское “Динамо” впредь не подпускали к пьедесталу и на пушечный выстрел. А на переплете прошлого и нынешнего сезонов ко всем бедам команду натурально “продинамило” известное спортобщество — и клуб стал зваться просто “Брестом”. Речицкий “Ведрич” в 1997-м добавил к имени и коротенькое цифровое отчество — и, согласно логике, превратился в “Ведрич-97”. Дальнейшую жизнь клуба хорошо объяснять роковой мистикой чисел: после ребрендинга он мгновенно скатился в первую лигу, а из последующих сезонов только два провел в “вышке”. В том же 1997-м сменил фамилию лидский “Обувщик”. Назвавшись весьма оригинально, “Лидой”, клуб тоже заиграл через пень колоду, привыкая жить на два дома: в первом и втором дивизионах. Год 2010-й он и вовсе провел в крайне скромном жилище — во второй лиге. Но минувшей осенью оттуда благоразумно съехал.
В еще более стесненных условиях нынче правопреемник стародорожского “Строителя”. Позапрошлый год, например, “Старые Дороги” провели во втором дивизионе чемпионата Минской области. Теперь — “любительствуют” в первом. А в высшем обществе белорусского футбола их уж и след простыл: последний раз райцентровская команда играла там 18 лет назад.
“Металлург” из Молодечно пересел в шлюпку с новым названием посреди сезона-1992/93. Как корабль назовешь, так он и поплывет — ФК “Молодечно” поплыл тихо, скромно и неоригинально, главным образом рассекая середняцко-аутсайдерские реки. Хотя, было дело, выходил и в открытое море — в середине девяностых дважды пришвартовался в пятерке сильнейших. Из высшей лиги команда выбыла в 2003-м — всерьез и надолго. А совсем недавно дружина слилась с выступавшей на первенство Минской области “Забудовой-2007” из Чисти — чтобы выбраться-таки из засосавшей трясины второй лиги.
Нынешнее имя команды из Жодино “Торпедо”-БелАЗ вбирает в себя сразу два названия суверенной поры. В сезоне-1992/93 БелАЗ превратился в “Торпедо”. Высшую лигу клуб покинул год спустя — и девять лет не казал туда носа. Отвязаться же от назойливого второго дивизиона он сумел только в 2002-м.
В 1995-м сразу два важных события изведал “Гомсельмаш” — вылет в первую лигу и переименование. К сегодняшним веселым временам “Гомель” шел непросто, но собрал по пути урожай из пары кубков страны, золота, серебра и двух бронз чемпионата.
Со сложным аббревиатурным прозвищем КИМ расстался в сезоне- 1994/95. И, прежде чем стать просто “Витебском”, успел сменить еще три названия. Кстати, наказание вторым дивизионом клубу ранее выносили дважды — в 2003 и 2005 годах. В обоих случаях высшая лига давала ему приют уже на следующий год.
В отличие от витеблян гродненский “Химик” рангом ниже не проваливался. Но заглавную вывеску менял. В сезоне-1992/93 концептуально, на “Неман”. На стыке тысячелетий косметически — прибавил к основанию приставку “Белкард”. Но в самую успешную свою экспедицию чемпионата клуб ходил, будучи просто “Неманом”, — в 2002-м, за серебряными медалями.
Наиболее противоречиво и непросто сложилась судьба минского “Торпедо”. Симпатичный коллектив, с 1999-го выступавший с наращениями МАЗ и СКА, в начале “нулевых” дважды получал на финише деревянные медали за 4-е место. А в 2004-м его больно шандарахнуло током финансового истощения. Дальше началась отчаянная борьба за жизнь. Пока команда, воротившаяся к историческому названию “Торпедо”, не сдается. Нынче она сражается в чемпионате Минска, будучи под патронажем кучки фанатов и тренера-энтузиаста Алексея Фомина.
Впрочем, были среди первооткрывателей и те, кто скоропостижно скончался. Витебский СКБ-“Локомотив” со второго чемпионата звался просто “Локомотивом”, но от кончины его это не уберегло. Отошел в мир иной он в 2000-м, скатившись к тому времени до второй лиги.
Накладно было держать две первосортные команды и Могилеву. Тамошнего “Торпедо”, в 1996-м прикрепившего к названию довесок “Кадино”, не стало спустя десяток лет. Впрочем, потерю эту не назовешь невосполнимой: все десять высшелиговых сезонов команда мыкалась в середине и хвосте таблицы.
Занявший 4-е место в первом чемпионате бобруйский “Трактор” долго экспериментировал с имиджем: менял названия, как прихотливый миллиардер — дорогие автомобили. Трагичную развязку он встретил в 1995-м, будучи “Бобруйском”.
Их было 16. Они протоптали стежку, сделав большое дело. Иных уж нет, а те — далече…

ЧЕМПИОНАТ БЕЛАРУСИ-1992
ИВНПМО
1.Динамо (Минск)15113138-725
2.Днепр (Могилев)15112228-424
3.Динамо (Брест)1583421-1019
4.Трактор (Бобруйск)1583413-1019
5.Химик (Гродно)1590621-1718
6.КИМ (Витебск)1573521-1417
7.Торпедо (Могилев)1548316-1416
8.Ведрич (Речица)1563617-1915
9.Металлург (Молодечно)1555511-1215
10.Торпедо (Минск)1553715-1713
11.Шахтер (Солигорск)1553715-1713
12.Обувщик (Лида)1543813-1811
13.БелАЗ (Жодино)15501013-3110
14.Строитель (Старые Дороги)1542914-2210
15.СКБ-Локомотив (Витебск)1542916-2810
16.Гомсельмаш (Гомель)1513115-375




Комментарии (1)

Картофелечистка 18 Апр 2012 12:39
Браво! Побольше бы таких экскурсов в историю!