2002-07-17 13:23:24
Интервью

ЛИЧНОСТЬ. Юрий Курненин: любовь на всю жизнь

ЛИЧНОСТЬ. Юрий Курненин: любовь на всю жизнь

Наверное, справедливо будет утверждать, что девятое место, на котором после первого круга обосновался солигорский “Шахтер”, не отражает истинных возможностей команды. Потенциал солигорцев, как и их тренерского дуэта Вергейчик — Курненин, поистине велик.




Чемпион СССР-82 в составе минского “Динамо”
Юрий КУРНЕНИН влился в команду лишь незадолго до старта первенства. Нельзя сказать, что его тренерская судьба складывается удачно. Однако Юрий Анатольевич рук не опускает и, даже работая нынче на вторых ролях, является в белорусском футболе фигурой харизматической.


— Почему вы выбрали именно “Шахтер”?


— Юрий Васильевич Вергейчик весной обратился ко мне с предложением помочь ему в работе с командой. На тот момент у меня не было никаких предложений, и, неделю поразмыслив, я дал добро. Устал находиться без работы. И дело здесь совсем не в деньгах — “Шахтер” сейчас отнюдь не купается в роскоши, — а в том, что не могу без футбола.


— Что можете сказать о выступлении “Шахтера” в первом круге? И как вам вообще работается с командой и с Юрием Вергейчиком в частности?


— Начнем с того, что я прибыл в Солигорск лишь за месяц до начала чемпионата. Первое, что бросилось в глаза, — явная неукомплектованность состава. Причем во всех линиях. Об этом уже много говорилось, но не умолчу и я — большой потерей для “Шахтера” стал уход из клуба Андрея Довнара и Владислава Безбородова. Эти ребята тащили на себе весь воз командной игры: один хозяйничал в центре поля, другой нагнетал атмосферу у ворот соперников. А тут еще травма Анатолия Тихончика, которую он получил на сборе в Германии… Таким образом, мы остались практически без нападающих. Будь это трио в нашем распоряжении — наверняка по итогам первого круга оказались бы в тройке. Поэтому сейчас, в межкруговой паузе, необходимо активно заняться доукомплектованием состава. И в этом направлении уже кое-что делается. Как работается с Вергейчиком? Прекрасно. Он выступал за границей, многое повидал, приобрел неоценимый опыт. Но самое главное, что у него есть свой, прогрессивный и, скажем так, свежий взгляд на игру. Он знает, чего хочет.


— Тем не менее выступление команды в первом круге можно оценить как неудачное…


— Почему неудачное? Не согласен. В прошлом году, например, “Шахтер” ушел на перерыв с 22 очками в багаже. Сейчас их 19. По сути, недостает одной победы. Не так все и страшно. Нельзя не учитывать и тот факт, что мы вышли в полуфинал Кубка Беларуси и потратили много сил в этих двухраундовых поединках. Скамейка же запасных у нас очень короткая — заменить уставших футболистов было попросту некем. Практически всю нагрузку вынесли на себе 12-13 игроков.


— Есть ведь и еще одна проблема: игры команды дома и в гостях разнятся как день и ночь…


— Все время ломаем голову: почему так получается? И пока не нашли причину. Трудно рассчитывать на высокие места, набирая очки только в домашних матчах. Я так думаю, что ответ на этот вопрос нужно искать в области психологии. Хотя я бы не сказал, что мы вчистую проигрываем в гостях — явных провалов не было. Да и последняя встреча первого круга с “Гомелем” в этом плане обнадежила.


— Наверное, у вас, как у бывшего защитника, логично будет спросить: насколько вы довольны действиями линии обороны “Шахтера”?


— Будаев, Турдыев, Мирошкин, Мищишин, который после тяжелой травмы никак не наберет нужных кондиций, — вот, пожалуй, и весь костяк задней линии. У них нет сыгранности, а потому отсутствует и стабильность. Взаимозаменяемость, умение грамотно подстраховать приходят к футболистам лишь после очень долгого выступления бок о бок. Как вы сами понимаете, этим наши ребята похвастаться не могут.


— Много говорят о том, что “Шахтер” — специфическая команда. И болельщики, и руководство в Солигорске достаточно своеобразные…


— Со стороны руководства “Беларуськалия” отношение к команде самое благожелательное. Заботится о ребятах и Михаил Николаевич, делает для них все возможное. За это им — спасибо. Как и за то, что не вмешиваются в тренировочный процесс, предоставляя полную свободу действий.


— А каковы ваши задачи в клубе?


— Теоретические занятия с футболистами, наблюдение за соперниками и предоставление информации о них… Совместно с Юрием Вергейчиком ведем учебно-тренировочные занятия, определяем стартовый состав на игру, выбираем тактическую схему. Но окончательное решение, разумеется, всегда остается за главным тренером.


— Претензии к судейству у вас есть?


— Чего греха таить, у любой команды они всегда имеются. Я вот что хотел бы сказать. Ведь порой арбитры пусть даже и непредумышленными ошибками влияют на судьбы тренеров, игроков. А за ними стоят жены, дети, матери… Одним своим решением рефери могут оставить без работы футболистов, наставников. Вот об этом пусть не забывают. Ведь их работа сродни судейской в уголовном деле: разобраться и вынести правильное решение. А не обречь невиновного на смертную казнь.


— Юрий Анатольевич, всем известно, что вы человек эмоциональный.


— Ну так!


— Тем не менее во время матчей нынешнего чемпионата всего один раз позволили себе выплеснуть эмоции, выбежать к бровке и что-то активно подсказывать футболистам…


— Во время игры с “Динамо”?


— Ага.


— Это была очень принципиальная встреча. Больше двух лет прошло со времени моего ухода из “Динамо”, но все равно очень хотелось его обыграть. А вообще, активно руководить игрой должен лишь главный тренер. Свое “я” в такой ситуации надо задвигать на задний план и позволять себе некоторые ремарки лишь во время перерыва.


— Так получается, что после “Динамо” вы все время на вторых ролях: новороссийский “Черноморец”, новополоцкий “Нафтан”, сейчас вот “Шахтер”. Нет чувства нереализованности?


— Такова тренерская жизнь. Сегодня ты у руля, а завтра…


— Будучи главным тренером минских динамовцев, вы настойчиво игнорировали послематчевые пресс- конференции, предпочитая отмалчиваться…


— Слишком много было негативного, о чем мне не хотелось говорить. Поэтому и передоверял комментировать действия игроков своим помощникам. Флагман белорусского футбола в то время находился в плачевном состоянии, и приходилось, по сути, заново лепить команду. Думаю, что мне кое-что удалось тогда сделать.


— Вы с удовольствием вспоминаете тот период вашей жизни?


— “Динамо” для меня — это любовь на всю жизнь. Тринадцать сезонов я провел в нем как игрок, еще два с половиной года — в тренерском штабе. Никогда не вспоминаю о клубе с грустью или обидой.


— А какова, на ваш взгляд, причина столь частой смены тренеров в “Динамо”?


— Это хороший вопрос руководству клуба: почему они делают оргвыводы, не дав тренеру возможности закончить начатое дело?


— Как можно охарактеризовать ваши нынешние отношения с хозяином “Динамо” Юрием Чижом?


— Я не могу понять, почему ко мне до сих пор какое-то особое отношение. Прекрасно помню момент, когда был отправлен в отставку. После нулевой ничьей с чемпионом страны БАТЭ, в составе которого блистали Кутузов и Глеб, в раздевалку зашел Чиж и сказал, что я могу быть свободен. Не скрою, было очень тяжело это слышать, переживал еще долго. Понимаю стремление руководства быть все время в числе первых. Но ведь необходимо учитывать и то, что я принял команду, когда она на своем поле уступила 0:5 одноклубникам из Бреста и 0:2 новополоцкому “Нафтану”. На то время динамовский организм имел все признаки серьезной болезни. В следующем же сезоне дела складывались не так уж и плохо. На момент моего увольнения мы шли на четвертом месте. Да, иногда игра не получалась, но это был всего лишь кратковременный спад. Подобное случается и с грандами — “Барселоной”, “Миланом”, “Спартаком”. Физиология человека такова, что на пике он может удержаться два-три месяца, после чего неизменно наступает спад. Больше всего мне “понравилось” обвинение в том, что я, дескать, не разговаривал с футболистами, не проводил теоретических занятий. Скажите, как можно, проводя тренировки 300 дней в году, не вести теоретическую работу? Даже на заводе, в цеху и то мастер постоянно твердит, как сделать это, как починить то. А теоретические занятия в футболе — это неотъемлемая часть учебно-тренировочного процесса. Даже в детско-юношеских школах теорией занимаются! А то что же получается: вышли, молча побегали на тренировке, потом сыграли — и все? А установка на матч, разбор игры? Такие претензии Юрия Чижа мне абсолютно непонятны.


— Ваше мнение о Леончике и Трепачкине, которые оказались ненужными минскому “Динамо” и ныне являются одними из лидеров “Шахтера”?


— Квалифицированные футболисты. Уверен, эти ребята еще заявят о себе. Нельзя говорить, что они достигли своего потолка и больше ни на что не способны. Да и вообще, как можно судить о профессиональных качествах футболистов, если не имеешь возможности постоянно наблюдать за их действиями?


— Нет желания снова уехать поработать за рубеж?


— Год назад мне поступило предложение возглавить один из юниорских клубов Объединенных Арабских Эмиратов. Вернее, приехать к ним со своей программой тренировочного процесса и концепцией игры. Помимо меня, на подобный смотр были приглашены еще несколько тренеров, из которых местные боссы и планировали выбрать лучшего, на их взгляд, специалиста. Может, я и поехал бы, да слишком уж мало времени оставалось на утряску всех деталей.


— Самый яркий этап вашей тренерской карьеры?


— Наверное, это работа с национальной сборной Сирии. Тогда нам удалось впервые в истории этой страны попасть в финальную часть чемпионата Азии, где соперниками по группе были Япония, Китай и Узбекистан. В Сирии вообще интересы сборной ставились во главу угла. По пятницам игрались туры чемпионата, после чего игроки национальной команды поступали в мое распоряжение. Мы собирались на базе и тренировались вплоть до следующей пятницы. Если же кто-то не прибыл без уважительной причины, то наказания могли быть самыми жесткими — вплоть до пожизненной дисквалификации. То есть я имел возможность круглый год работать с основными ударными силами сборной. А тренер для них — это царь и бог. Отсюда и результат.


— Вы предпочитаете использовать диктаторские методы работы?


— Менталитет футболистов за последнее время здорово изменился, и диктат уже не проходит. Необходимо искать золотую середину.


— Однако если дать слабину, то, глядишь, и на шею могут сесть…


— Вовсе нет. Если говорить о “Шахтере”, то основная масса футболистов — профессионалы. Нет злостных нарушителей режима, на первом месте — футбол. Да и раньше не было такого, чтобы все сплошь пили. Это все байки. Как можно неделями пить, а потом выходить играть и побеждать? Никакого здоровья не хватит. У нас в золотом составе “Динамо” даже не курил никто. Не стану утверждать, что мы все были ангелами, — нет. При случае, конечно, могли победу шампанским отметить. Однако коллективных пьянок не было.


— Стало быть, в бытность игроком вы сигаретами не баловались?


— Ни в коем случае. Я курить-то начал в 33 года, после проигранного киевскому “Динамо” финального матча Кубка СССР. Помните ту драматическую встречу в 1987 году? После нее решил завязать с футболом и больше в официальных матчах на поле не появлялся.


— Не рано ли завязали?


— Уходить надо вовремя. А предложения поиграть после этого, естественно, были. Звонили из первой союзной лиги, но я для себя твердо решил закончить.


— Как вы сейчас относитесь к футболистам, которые позволяют себе сигарету?


— Крайне отрицательно. Так или иначе, но это сказывается на игре. Я был немало удивлен, когда в 95-м, перед матчем минского “Динамо” с “Вердером”, стал свидетелем такой картинки: Марио Баслер мирно сидел на парапете у поля и курил, а главный тренер голландец Ад де Мос давал ему наставления на игру. Мне это непонятно.


— Вернемся к сегодняшнему дню. Вы долго планируете работать в “Шахтере”?


— Я не люблю загадывать. Футбольного рынка как такового в Беларуси нет, и многое решают личные связи, знакомства. Кто знает, может, завтра мне предложат классный вариант продолжения тренерской деятельности. Слукавлю, если стану утверждать, что откажусь от него.


— Бытует мнение, что в “Шахтере” сейчас работает самый перспективный в Беларуси дуэт тренеров Вергейчик — Курненин…


— Состоятельность тренерского штаба показывает результат. А он, в свою очередь, зависит от многих факторов. Нельзя просто возглавить команду, набрать с улицы игроков и оказаться чемпионом. На подбор футболистов, постановку игры уходит достаточно много времени, это работа не на один год. Тренер, как и игрок, должен найти свою команду, чтобы было полное взаимопонимание и с футболистами, и с руководством. Взять, к примеру, то же минское “Динамо”. Когда я его возглавил, все лучшие футболисты разбежались кто куда. Остались только молодые ребята и те, кто не сумел по каким-то причинам найти себе клуб.


— Юрий Анатольевич, чувствуется, что горчинка в душе после расставания с “Динамо” у вас все-таки осталась…


— Конечно. Однако это не обида — я человек не злопамятный. Жизнь все расставит по своим местам.


— Если вернуть время назад, что бы сделали по- другому?


— Был бы тверже и настойчивее в вопросах селекционной работы.


— Представьте ситуацию: вам звонят из “Динамо” и предлагают возглавить команду.


— Повторюсь: “Динамо” — это любовь на всю жизнь…





Комментарии (0)