2004-09-16 14:52:49
Интервью

ВОЗВРАЩЕНИЕ. Александр Храпковский: с "Динамо" встречусь в Солигорске

ВОЗВРАЩЕНИЕ. Александр Храпковский: с "Динамо" встречусь в Солигорске

Завершившийся в последний день лета период дозаявок белорусские футбольные клубы провели по-разному. Одни просеивали новичков через сито просмотров целыми группами, другие не проявили практически никакой активности на трансферном рынке, третьи работали точечно, ограничившись минимумом приобретений с максимумом эффективности. К последней категории относится солигорский “Шахтер”, пополнивший ряды экс-защитником саратовского “Сокола” Александром ХРАПКОВСКИМ.




Влившийся в состав команды в августе опытный игрок подтвердил высокий уровень, укрепив оборонительную линию. Подтверждением тому служат не только победы горняков в шести матчах второго круга, но и всего четыре пропущенных гола на этом отрезке.



“Сокол” покинул без эксцессов


— Александр, перед тем как обратиться к нынешнему периоду вашей карьеры, нельзя не вернуться к российскому: все-таки в Саратове вы провели аккурат два года...


— Как вы наверняка помните, я уезжал туда из минского “Динамо” не один, а вместе с Петей Качуро, Виталей Володенковым и Артемом Челядинским. Но поначалу в другой обстановке все равно пришлось тяжело — требования премьер-лиги отличаются от привычных в белорусском чемпионате. Тем не менее мы втянулись в игровой и тренировочный процессы, довольно быстро почувствовав себя комфортно. В немалой степени помог и хороший прием.


— Вас встречали с распростертыми объятьями?


— Нет, просто я ожидал худшего. Кому из тех, кто защищал цвета “Сокола”, сильно нравился приезд конкурентов? Все они хотели заработать, постоянно находиться на виду. К счастью, мои опасения не подтвердились — мы сразу начали выходить в основном составе и стали здесь своими. А неприятный осадок от первого года остался лишь потому, что не смогли удержаться в “вышке”, хотя шансы сохраняли до конца. Мы сами себе их создавали и тут же в следующем матче собственноручно уничтожали...


Пришлось перебраться во второй дивизион, а это немножко другой уровень. Хотя сейчас он мало чем отличается от элитного — с притоком легионеров в ведущие российские клубы невостребованные футболисты подались в первую лигу. Скажем, грозненский “Терек” вон сколько шума наделал. В нем собраны возрастные, но мастеровитые игроки, которые показали, что их рано сбрасывать со счетов. Завладели Кубком России, удачно стартовали в Кубке УЕФА... Да и саратовцы наверняка не упустят возможности для повышения в ранге.


— Вы являлись не только одним из лидеров “Сокола”, но и его капитаном, пережили смену трех тренеров. Как работалось с каждым из них?


— В Саратов нас приглашал Леонид Ткаченко, при котором в минувшем году у команды случился неудачный старт. Мне сложно судить, почему так произошло — во время двух первых игр находился в расположении сборной Беларуси, а с моим приездом обратно буквально совпал уход Леонида Ивановича. Видимо, новое руководство посчитало, что к возвращению в премьер-лигу клуб должен готовить новый наставник. На смену Ткаченко пришел Владимир Шевчук, немало сделавший для раменского “Сатурна” и ассистировавший в сборной России Валерию Газзаеву. При Шевчуке я не сыграл пару матчей, также пришедшихся на период после моего возвращения из сборной. Календарь первой лиги не подстраивается под график поединков национальных дружин — за это время саратовцы проводили по две-три встречи. Однако никаких препятствий при вызовах в сборную мне не чинили.


Впоследствии у нового рулевого в “Соколе” также не заладилось. Клубные боссы опять выражали недовольство и в конце концов вернулись к истокам, пригласив Александра Корешкова, выводившего команду в высшую лигу. Что послужило поводом для моего невыхода в первом туре нынешнего сезона, известно только ему, но затем я играл постоянно, и со стороны тренера особых претензий не возникало.


— Чем объясните взлеты “Сокола” при Корешкове?


— Ему родные стены помогают — Корешков знает саратовскую кухню изнутри и прекрасно в ней ориентируется. Впрочем, многое зависит от болельщиков, которые поддерживают своих любимцев как сумасшедшие и переживают за них невероятно: игроки в Саратове чуть ли не народные герои. Кстати, есть там одна отличительная черта: если “Сокол” выигрывает дома — над городом гремит салют, сопровожденный известной песней “We Аre Тhe Сhampions”. И даже далекие от футбола мужички, пьющие пиво где-нибудь на окраине, знают: сегодня наши победили.


— В бытовом плане в Саратове все устраивало?


— Абсолютно.


— Что же тогда послужило причиной ухода?


— У меня был подписан предварительный контракт на год, однако коррективы внесла непонятная финансовая ситуация. Я разговаривал с главным тренером и с директором клуба — они выражали заинтересованность в моих услугах, но не захотели обманывать: потом у меня могли возникнуть проблемы, связанные с невыполнением условий соглашения. Команда в Саратове муниципальная, и многое зависит от губернатора. А в этом году как раз выборы, и неизвестно, останется у власти старый или выберут нового...


“Шахтер” подкупил конкретикой


— Как возник вариант вашего перехода в “Шахтер”?


— В конце мая, примерно за полтора месяца до отъезда из России, мне поступило следующее предложение: мол, если не сложится в “Соколе”, будем рады видеть тебя в Солигорске. В словах Юрия Вергейчика понравились четкость и предельная конкретика. Безусловно, подворачивались и другие варианты, но “Шахтер” оказался самым настойчивым.


— Как ни крути, планка российской первой лиги выше, нежели нашего первенства. Положа руку на сердце, не тяжело было уезжать?


— Это жизнь, а в ней всегда отыщутся свои плюсы. Да, там все динамичнее и быстрее, зато наши футболисты относятся друг к другу более уважительно. Наверное, потому, что страна небольшая, да и менталитет с восточными соседями разный. Вместе с тем по накалу борьбы чемпионат Беларуси ничем не уступает российскому.


— Вы вполне благополучно вписались в состав новой команды, проведя шесть игр второго круга от звонка до звонка и встретившись с соперниками разного калибра. Что скажете об увиденном?


— В глаза бросилось то, что никто не выходит на поле, заведомо смирившись с участью слабейшего. Победы давались “Шахтеру” с трудом — никто не хотел нам уступать. Те же “Днепр” и “Звезда” сражались до последнего, тем более оказывали нам недюжинное сопротивление в Солигорске, где гостям несладко уже пятый год.


— Как думаете, почему?


— Ну, все же читают “Прессбол”, и в курсе, что “Шахтер” дома не проигрывает — это дает психологический эффект. А если серьезно, соперники горят огромным желанием увезти отсюда три очка. Но пусть это как можно дольше остается их мечтами.


— В какую атмосферу в Солигорске окунулись лично вы?


— А как меня могли принять в коллективе, где практически половина игроков из минского “Динамо”? Всех ребят знал давно, поэтому никаких неудобств с переездом не испытал.


“Динамо” безмолвствовало


— Чем объяснить то, что динамовцы постоянно пополняют обойму “Шахтера”?


— Ролью тренера, который умеет убедить игроков в том, что они нужны команде и могут добиться в ней успехов. Каждый наставник набирает подопечных под свое видение футбола. Если Вергейчика устраивает уровень определенных исполнителей и он считает, что с ними можно достичь результата, то почему так не делать? А “Динамо” не шли на пользу частые перемены на капитанском мостике. Каждые шесть месяцев надо было снова кому-то что-то доказывать. Этот игрок одному не подходил, тот — другому... Чехарда в “Динамо” началась давно: его состав не имел постоянства, наверное, последние лет шесть.


— А если бы вам предложили вернуться в “Динамо”? Ныне оно действительно не на словах, а на деле претендует на золото.


— Так ведь никто не звал. Видимо, не устраиваю я руководство клуба — в “Динамо” не главный тренер решает, какой ему нужен футболист. Может, у Шуканова все обстоит иначе? Обычно же было так: есть результат — хорошо, но что произойдет в ближайшем будущем — никто не знает.


— Горнякам еще предстоит схлестнуться с динамовцами в очной сшибке. Что будет твориться в душе, когда первый раз окажетесь по ту сторону баррикад?


— Буду рассматривать “Динамо” как конкурента, поэтому эмоции и воспоминания отброшу в сторону. Сейчас все мои мысли только о “Шахтере”, и какого итога я жду от этой игры, объяснять излишне...


Достичь большего


— Полагаю, солигорцы приглашали вас и с прицелом на выступление в Кубке УЕФА. Но три наших клуба вылетели в первых же раундах престижных европейских турниров...


— Я имел возможность посмотреть ответный матч “Шахтера” с молдавским “Нистру”. Дома забили быстрый гол, и все складывалось неплохо. Возможно, испугались собственной прыти? Трудно ответить однозначно. Вместе с тем белорусам противостояли неслабые противники: тбилисское “Динамо”, обыгравшее БАТЭ, вышло из квалификации в первый раунд Кубка УЕФА. Но долго о причинах наших поражений я не раздумывал. Коль не получилось помочь команде на международной арене, нужно всецело сосредоточиться на внутренних делах.


— Уверенный ход по дистанции второго круга позволил “Шахтеру” закрепиться на третьей строке и не потерять шансы на самые высокие награды. Перед командой стоят те же цели?


— Место в тройке — минимум. Но Солигорск хочет достичь большего, чем завоевание бронзовых медалей. Их вкус здесь уже ощутили, потому мечтают о наградах, выплавленных из другого металла. Футболисты, тренерский штаб и клубное руководство подходят к этому серьезнейшим образом: мы вместе стремимся к достижению результата.


— Манеру игры “Шахтера” освоили без проблем?


— В “Соколе” применялось аналогичное построение “четыре в линию”, просто я занимал позицию правого центрального защитника, а сейчас играю левым. Но в этом нет большой разницы, и перестроиться действительно несложно. Там больше требовался средний и короткий пас, а у Вергейчика в ходу средние и длинные передачи.


— Ваши постоянные партнеры по обороне — Белоусов, Будаев и Юревич. Взаимопонимание наладили?


— Мы уже успели притереться: как-никак в таком сочетании провели все матчи второго круга. С каждым разом работаем все слаженнее, хотя в игре без эмоций не обойтись. Никто не хочет обидеть одноклубника, но иногда стоит и прикрикнуть, и подсказать на повышенных тонах. Надо постоянно подстегивать друг друга, и относиться к этому с пониманием.


— Раньше основная нагрузка в борьбе за верховые мячи в “Шахтере” возлагалась на Будаева. А теперь?


— Распределилась — в верховые единоборства вступаем по очереди. Но все равно большая часть работы на “втором этаже” осталась на плечах Толи, и с ней он справляется очень хорошо.


— В ваши обязанности не входят частые подключения в атаку?


— Это прерогатива крайних защитников. От меня требуется умение начинать атаки длинными передачами. Но если по эпизоду я почувствую, что могу пойти вперед без ущерба для обороны, то сделаю это. Хотя в основном строго действую сзади и поменьше покидаю свою зону. Иногда хочется и забивать, и больше импровизировать, но на поле прежде всего необходимо качественно выполнять прямые функции. Играю там, где приношу максимальную пользу.


Еще не вечер


— Совсем недавно в чемпионате возникла пауза, связанная с началом отборочного цикла, который определенно навеял на вас воспоминания. Ваш первый полный матч за главную команду страны состоялся при Эдуарде Малофееве — в октябре 2003 года в Чехии. А в феврале нынешнего года на кипрский турнир вас вызывал уже Анатолий Байдачный...


— У Малофеева и Байдачного разные взгляды на футбол. Первый предпочитал играть в три защитника с либеро, сейчас сборная действует в европейском ключе, используя систему “четыре в линию”. Соответственно, меняются тактика, подбор футболистов, сама игра: за сменой тренерского штаба продолжается и смена поколения.


— Полагаю, вы внимательно следили за поединком в Норвегии. Каковы впечатления?


— Сборная Беларуси добилась достойного результата. Более того, после забитого гола имела моменты для того, чтобы уехать из Осло со щитом. Хотя не обошлось и без доли везения на последних минутах. Наиболее пристально наблюдал за обороной, где прежде всего отмечу Ясковича. Он не уступал в единоборствах, допускал минимальное количество брака в передачах, надежно отпахал в отборе. Под стать партнеру выглядел Штанюк, традиционно уверенно забиравший “верх”. О крайних защитниках мне говорить сложнее — главное внимание обращал на знакомые позиции. Но, считаю, все сыграли надежно. Осталось пожелать ребятам удачи в ближайшем матче с Молдовой.


— А сами-то надеетесь снова попасть в сборную?


— Это прерогатива исключительно главного тренера. Если он не видит конкретного футболиста в команде — значит, не вызовет его. Приватного разговора с Анатолием Николаевичем после упомянутого турнира на Кипре у меня не было, но я буду доказывать свою состоятельность. Во всяком случае, крест на карьере в сборной ставить не собираюсь.





Комментарии (0)