2016-11-15 21:31:28
Интервью

Сын своего отца. Хлеба горбушка

Сын своего отца. Хлеба горбушкаУ моей двенадцатилетней дочки был одноклассник-футболист. Летом он со своей детской командой ездил в оздоровительный лагерь, в котором две смены отдыхал и тренировался в спортивном отряде. Появившись в сентябре в гимназии, Леськин одноклассник со странным блеском в блуждающих зрачках рассказывал школьным товарищам и подругам, что есть у юных футболистов поверье.


Мол, если ночью, в полной темноте, долго-долго смотреть на футбольный мяч — тебя когда-нибудь заберут в барселонскую “Барселону”. Или в штутгартский “Штутгарт”. Или в “Арсенал”. Только надо смотреть правильно, не мигая, чтобы те, кто решает, не перепутали “Арсенал” лондонский с тульским, хотя сейчас и тульский нормальца...
В качестве нерушимого доказательства самые умные и знающие юные футболисты добивали сомневающихся сверстников железобетонным аргументом: “Не верите? А Глеб? Не Слава, который все на плакаты каких-то китайских клубов пялился и чуть-чуть на постер “Гамбурга”, а тот, который Саша. Скажете, он по ночам на мяч не смотрел? А как он тогда, по-вашему, в “Штутгарт” уехал? То-то же. Смотрел как миленький! И не мигал при этом, потому и попал в лондонский “Арсенал”, а не тульский. И в “Барсу” потом. Зуб даю, смотрел! Не верите — спросите у Димки или у Лысого, им Глеб сам рассказывал, когда автографы раздавал”.
Это присказка. А теперь быль. Уже далеко не юный, в октябре двадцать шесть годков справивший, белорусский футболист Дмитрий ХЛЕБОСОЛОВ по ночам на мяч не смотрел. Он с ним спал. И в этом был поразительно похож на своего отца. Здесь кто-то скажет, мол, я тоже похож на своего отца, вам чего, товарищ? Только тут ведь все дело в том, какой отец...
Димин отец был приметным, да чего уж там — замечательным белорусским футболистом. И скроил, по меркам синеоких широт, вполне ладную игровую карьеру. Правда, чуть засиделся на низком старте: старослужащие болельщицкого фронта помнят, что из родимых Барановичей Андрей Хлебосолов перебрался в губернского значения Брест в не пацанские уже двадцать три, после службы в армии. Тамошнее “Динамо” выступало тогда во второй союзной лиге, где еще без прищепки “старший” Хлеб отмаслал три сезона и отметился 36 голами в 140 матчах. После краха СССР он несолоно и недолго погрыз легионерскую корку в польской “Висле” из Кракова и скромном “Спартаке” из Анапы (наверное, моргнул, когда ночью на мяч смотрел, а то бы в московском оказался). А потом прочно обосновался, с полугодичным перерывом на побывку в самарских “Крыльях”, в Бобруйске. С “Белшиной”, из которой призывался в национальную сборную и шесть раз засветился в ее форме, Андрей Хлебосолов и выковал все свои драгметаллы: серебро и дважды бронзу чемпионатов Беларуси, добыл Кубок страны. А главное, ровно двадцать лет назад установил кажущийся сейчас неподъемным бомбардирский рекорд внутренних первенств — 34 гола в сезоне-1996!
Время капало, как вода из незакрытого крана. Андрей забил в стену гвоздь под истоптанные бутсы, ступил на заре “нулевых” на тренерскую стезю, стал Андреем Николаевичем. И параллельно вплотную взялся за воспитание Дмитрия Андреевича.
В футбольном смысле это был чудо-ребенок. В Бобруйске, где тогда жила и работала семья Хлебосоловых, его очевидному недюжинному таланту до поры не было тесно — и не из таких фавел выбиваются в люди, были бы задатки и увлеченность. У Димы в придачу к одаренности и ученическому билету воспитанника бобруйской ДЮСШ имелся еще и персональный, персональнее некуда, наставник — папа, едва ли не с младенческой люльки прививавший сыну любовь к игре, обучавший, поучавший и направлявший. В начале 2006-го Хлебосолов-родитель, уже возглавлявший милые сердцу “Барановичи”, взялся радикально ускорить процесс сыновнего спортивного взросления — включил Димку в официальную клубную заявку на чемпионат страны. В первой лиге нападающий росточком “метр в кепке на коньках и с зонтиком” дебютировал 15-летним мальчишкой! И не растерялся, не струхнул в ядреной мужицкой мясорубке, поступательно пришпоривая ретивых коней: в сезон разбега сыграл чертову дюжину матчей и даже дважды забил, в следующем выдал статистику 24/7, а в 2008-м — 22/14! Нынешний прессболовский главред Сергей Кайко, в те годы простым чернорабочим футбольного отдела курировавший в газете “пердив”, в Диме Хлебосолове тогда души не чаял и грозил миру рождением звезды калибра чуть не уже звеневших Глеба- старшего и Кутузова.
В преддверии и в параллель перволиговым свершениям Дима бесперебойно и без устали рвал сетки в подростковых турнирах и юношеских первенствах, метил в заводилы юниорской сборной, пританцовывал на карандашах селекционеров БАТЭ и чешского “Баника”. Волшебными, как восходы над Гонолулу, казались Димкины рассветы. Дивные горизонты маячили перед ним и отражались в пламеневших зрачках. Пока эти горизонты не разорвали сусальным золотом химерные купола Белокаменной...
Ох уж эта Москва, на... Скольких, на, она через колено ломала, на... “Спартак”... Ну да, в его летописи подшиты многобуквенные страницы биографий Сергея Горлуковича, Василия Баранова. Но это когда было... Новейшая история скомканных приключений белорусов в “народной команде” — дурной пример, сыромятная соотечественникам наука. И ладно красно-белой полосой сдавило грудь, перешибло молчуна Рому Василюка с его интровертным полесским менталитетом. Но ведь подавился “мясом” даже ушлый балагур и пижон, ныне человек с израильским паспортом Егор Филипенко! Ну не наш это город, не наша команда...
Юный Хлебосолов поперся в Москву брестско-барановичско-бобруйским Димкой, Димычем, с провинциальными заморочками и комплексами. И не стал там ни в быту, ни в тренировочном процессе пробивным, продавливающим чеканным шагом макушки конкурентов быковатым Димоном. Или, на худой конец, хитропопым гламурным Димасиком, хоть и носил длинную хипацкую прическу. Был еще вариант — прорубать карьерные тернии пахотой и мозгами. Но в этом смысле Хлеб, за все годы второй после Михаила Афанасьева снайпер белорусской “молодежки” (9 мячей в 15 встречах), напрашивается в один ряд к Юрченко, Рекишу, Рушницкому, Кучуку, Кислому... Следите еще за такими?
Можно, конечно, оправдать спартаковский “затык” Хлебосолова тяжелой травмой. И это тоже будет горькой правдой: коленный сустав, мениск, крестообразные связки, год без футбола... Как бы то ни было, за основу “спартачей” Дима так и не сыграл, да и в молодежной обойме засветился эпизодами. Дальше были аренды в “Нафтан”, “Торпедо”-БелАЗ и даже один поединок в майке втородивизионного немецкого “Динамо” из Дрездена. Потом — окончательный разрыв отношений со “Спартаком”, новая модная стрижка, контракты с “Гомелем” (14/2), “Белшиной” (30/10), “Гранитом” (13/1), “Витебском” (3/2), “Вислой” из Пулав в польском “дэ-три” (5/0)... И снова “корневые” “пердивные” “Барановичи”, где в четырех финишных матчах завершившегося сезона Хлеб успел отличиться трижды. Круг замкнулся?
...Вообще-то в футбольной династии Дмитрий уже Хлебосолов-средний: в хлебосоловском каравае вызрел отнюдь не отрезанный ломоть Мирослав. Само собой, форвард. Между прочим, 17-летний игрок юношеской сборной Беларуси обучается в академии испанского “Леванте”. Впрочем, это уже другая история. Надеемся, оптимистичная. Надо только в темноте посмотреть на мяч — и не моргнуть...



Комментарии (0)