2002-08-26 13:49:07
Легионеры

Николай Рындюк: из огня да в полымя

Николай Рындюк: из огня да в полымя

Законы футбольного рынка суровы. Всю прелесть постулата “человек человеку — волк”, на котором базируется всякий бизнес, испытал на себе нападающий сборной Беларуси и казанского “Рубина” Николай РЫНДЮК.




Перебираясь из смоленского “Кристалла” на повышение в турецкий “Газиантепспор”, наш соотечественник даже представить себе не мог, какими неприятностями это для него обернется. По незнанию и неопытности белорусский форвард подписал очень “хитрый” контракт, практически на год отлучивший его впоследствии от большого футбола. Однако долгая тяжба Рындюка с “Газиантепспором”, похоже, близится к своему логическому завершению. Недавно контрольно-дисциплинарный комитет ФИФА выдал нападающему временный трансфер, позволивший Николаю после долгого перерыва вновь сыграть в официальных встречах. В составе казанского “Рубина” наш земляк дважды выходил на замены в поединках первого дивизиона чемпионата России. Значится фамилия Рындюка и в списке кандидатов в национальную сборную Беларуси на матч против сборной Голландии. Звонок корреспондента “ПБ” в Казань застал нашего соотечественника отнюдь не в приподнятом состоянии духа...



— Устал без футбола?


— Очень. За время вынужденного простоя какие только мысли не посещали. Апатия и хандра стали едва ли не постоянными моими спутницами. Только, бывало, лучик надежды проблеснет, как опять свалится какая-нибудь проблема, и все закрутится по новой. Иногда даже проскакивала шальная мыслишка все бросить. Однако старался не унывать и гнал подобные настроения прочь. Это было ужасное время, о котором и вспоминать не хочется.


— Неужели, расторгая контракт с “Газиантепспором”, ты не догадывался, чем это может обернуться?


— По словам юристов, все было очень просто и незатейливо: подал апелляцию, ее рассмотрели, и все — становишься свободным агентом и вправе распоряжаться своей судьбой. На деле же вышло совсем не так. Радужные перспективы быстрого разрешения конфликта утонули в ворохе бумаг и бюрократии чиновников. Человеку, который не попадал в такие ситуации, трудно представить, какой психологический груз приходится выдерживать, ожидая разрешения играть. Без конца тренируешься, пытаешься насколько возможно поддерживать себя как в физическом, так и моральном тонусе, а элементарное разгильдяйство отдельных личностей все сводит на нет. Ну, вот должны заявить, вот-вот конфликт будет улажен... Потом выясняется, что какой-то чиновник просто-напросто забыл отправить нужную бумажку. И все насмарку. Такой бег по кругу, неизвестность и неопределенность угнетали больше всего.


— Сейчас ситуации стабилизировалась?


— Относительно. Когда столь долгое время не имеешь игровой практики, очень трудно вновь обрести уверенность в себе. Я четыре месяца только тренировался, чуть с ума не сошел. Когда сидишь на трибуне и наблюдаешь за матчем, то так и хочется выйти на поле и продемонстрировать все, что умеешь и можешь. Кажется, что ничего сложного в этом нет. Реальность оказывается совсем иной. В двух матчах “Рубина” я выходил на замены, и в обоих оставался неудовлетворен своими действиями. Ноги не успевают за мыслью, в результате получается не так, как хотелось бы... В такой ситуации очень важна поддержка тренеров, ребят и, конечно, фортуны. Если забью, то, думаю, попрет.


— Как ты вообще оказался в казанском “Рубине”?


— Очень благодарен наставнику этого клуба Курбану Бердыеву, под началом которого выступал еще в смоленском “Кристалле”, за поддержку и помощь. Когда понял, что остался у разбитого корыта, набрал номер его телефона и попросил разрешения потренироваться с командой. Он был лаконичен: “Работай и жди”. А мне ничего другого не оставалось. Однако не хотелось быть обузой, поэтому сказал наставнику, что если чем-то не подхожу, пусть откровенно об этом заявит: “Твои кондиции на сегодня нас не устраивают, извини...” Этого не произошло, и когда в ФИФА мне выдали временный трансфер, подписал с командой краткосрочный контракт — до 15 декабря нынешнего года. Включен в него и пункт о том, что по истечении этого срока могу перейти в другой клуб без всякой компенсации — безвозмездно.


— То есть даром? Хорошие люди в “Рубине” работают...


— У нас своего рода джентльменское соглашение. Я изначально не стал выставлять перед клубом какие-либо финансовые условия, потому что в нынешнем состоянии не смогу их отработать в полной мере. Согласился на очень скромную зарплату. Руководство “Рубина” в свою очередь пошло на то, чтобы по окончании сезона просто отпустить меня с миром. Если, конечно, не будет заинтересовано в подписании нового соглашения.


— Коля, понятно, что тема для тебя неприятная, но ее в нашем разговоре никак не обойти. Как так получилось, что ты — единственный из белорусского трио в “Газиантепспоре”, кто угодил в такую кабалу. Максим Ромащенко до сих пор успешно выступает в Турции, Эрик Яхимович хоть и разорвал контракт, однако сумел вытребовать все, что ему причиталось...


— Дело в том, что я подписывал контракт без агента. Понадеялся на чистоплотность руководства. Как оказалось — зря. Сейчас-то уже научен горьким опытом и такой оплошности впредь не повторю. Однако все мы умны задним числом. Турки же подошли к подписанию контракта очень серьезно. Привлекли целую группу адвокатов и подстраховались со всех сторон. Поставив подпись, только потом, много позже, понял, как влип. Получалось так, что “Газиантепспор” мог платить мне деньги, а мог и не платить. Все зависело от настроения барина. А я должен был, чтобы получить свои честно заработанные средства, унижаться и просить, заглядывая в рот всемогущему дяде. Я не тот человек, чтобы постоянно клянчить, да и не факт, что это помогло бы. Год, по сути, сидел без зарплаты. Надоело. Устал от постоянной лжи и лицемерия. Возможно, что в конце чемпионата руководство и расплатилось бы по долгам. Однако что толку? В следующем сезоне история повторилась бы — в этом сомневаться не приходится. Поэтому вместе с россиянином Андреем Кривовым, который попался на том же, что и я, решили действовать. Созвонились с московскими юристами, обрисовали им ситуацию. Совет был прост — подавайте на расторжение контрактов. Подкованные знаниями, мы заявились к руководству с ультиматумом: или платите, или обращаемся в ФИФА. Уверенные в своей непотопляемости, клубные шефы, видимо, подумали, что мы просто блефуем. Ехидно улыбнулись: “Обращайтесь куда хотите...” Сказано — сделано. Подали заявления об уходе. Каждый день, с девяти утра до часу ночи в течение месяца мы с Кривовым собирали разного рода документы. В Турции, как оказалось, бюрократия тоже процветает. В “Газиантепспоре” серьезно к нашему энтузиазму не отнеслись, пока к ним не поступил сигнал от местного нотариуса, у которого мы оформляли какой-то важный документ. У них там сеть развита будь здоров. Вот после этого начались серьезные проблемы, в сравнении с которыми все предыдущие — цветочки.


— Какого рода проблемы?


— Криминальные. Едва не дошло до бандитских разборок. Мы с Андреем решили поскорее покинуть Турцию и купили билеты на утренний рейс самолета. Вечером же раздался звонок. Нас настоятельно просили приехать в клуб и забрать причитающиеся деньги.


— Зашевелились! Так согласились бы и проблем не знали...


— Не так все просто. Мы потратили уйму времени и денег, чтобы подготовить все документы. Так что назад дороги не было. А внезапная доброта начальства — ловушка. Еще год рабства. Такой контракт — филькина грамота. Все это прекрасно понимали. Да, с нами рассчитались бы, но, чтобы иметь возможность опять подать апелляцию, пришлось бы ждать целый год. Отлично знали об этом и боссы “Газиантепспора”. В общем — отказались. Посыпались угрозы, обещали наслать полицию. Я-то к этому спокойно отнесся, а вот Андрей, у которого жена и ребенок, разволновался. Решили не ждать воплощения в жизнь всех угроз, а действовать максимально быстро. Я успел только бутсы в сумку закинуть, Кривов захватил лишь ноутбук. Рванули в другой город, оттуда на перекладных в Стамбул. Встретились там с российским консулом, и он как человек бывалый, не раз сталкивавшийся с делами подобного рода, посоветовал нам как можно скорее покинуть страну. Президент “Газиантепспора” — человек в Турции очень влиятельный. Была вероятность, что нашим делом вплотную займется местная мафия. А главная задача для них — не дать нам уйти. У турок много уловок для этого предусмотрено: могут подбросить на таможне в аэропорту контрабанду, обвинить в воровстве... Признаюсь, что когда проходили таможенный контроль, сердечко екнуло... К счастью, все обошлось, и когда лайнер приземлился в Ростове-на-Дону, испытал непередаваемые чувства: наконец-то все осталось позади...


— Как оказалось, все только начинается...


— Из огня да в полымя. Мне еще не раз звонили из Турции и недоуменно спрашивали: почему я не приезжаю за деньгами? Сказать честно, как-то не очень хотелось возвращаться. Рассуждал здраво: если бы руководители хотели вести конструктивный разговор, то прилетели бы сами. Месяца три я в принципе был не против продолжить карьеру в “Газиантепспоре”. Однако при условии перезаключения контракта. Этого не случилось.


— Насколько известно, заседавшая несколько месяцев назад в Цюрихе палата разрешения конфликтов при комитете ФИФА по статусу игроков удовлетворила требования Кривова, предоставив ему статус свободного агента. Тебе же лишь недавно был выдан временный трансфер...


— Главное, что сейчас я имею право играть. Дело в том, что Андрей раньше нашел себе новую команду, поэтому его дело рассмотрели в первую очередь. Мой же вопрос обещали решить до 10 сентября. Думаю, что проблем не возникнет.


— Чем занимался по возвращении из Турции?


— Да все тем же: документы всевозможные собирал. Мотался из Минска в Москву и обратно. Тренировался же с дублем БАТЭ, у Игоря Николаевича Криушенко. В середине марта уехал в Казань. И ждал, ждал...


— К помощи психолога не было мысли прибегнуть?


— Нет. Привык со своими проблемами справляться самостоятельно.


— За матчем сборных Беларуси и Латвии следил?


— Увы, не было такой возможности. Однако отчет об игре читал и несказанно рад за ребят, добившихся прекрасного результата. Мое сердце всегда с этой командой.


— Эдуард Малофеев недавно обнародовал список кандидатов на участие в матче против сборной Голландии. В числе других есть и твоя фамилия...


— Правда? Это самая приятная новость за последний год. Если позовут, то примчусь, позабыв обо всем. Вот ты спрашивал насчет психолога... Вновь окунуться в атмосферу национальной команды, пообщаться с ребятами, поработать под руководством Эдуарда Васильевича — это лучшая терапия. Я, правда, надеялся, что обо мне не забудут, но все же немножко неожиданно. Понимаю, что в футбол по блату не играют и мои кондиции сейчас оставляют желать лучшего, но готов приехать и разбиться в лепешку, работать до седьмого пота.


— Выходцы из БАТЭ Александр Глеб и Виталий Кутузов — нынче лидеры сборной. А ведь ты вполне мог примкнуть к их компании...


— Ребята молодцы, искренне за них рад. Это жизнь, и никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Трудно предположить, что было бы, не поторопись я с отъездом из Беларуси, поварись еще в кухне национального первенства. Вполне возможно, уехал бы в классный европейский клуб. Я сейчас вообще на многие вещи смотрю по-другому. К футболу стал относиться серьезнее, ведь он разгильдяйства не прощает.


— Стало быть, жалеешь об отъезде в московский “Локомотив”?


— Молодой был, горячий... Думал, что если назабивал здесь, то и в России продолжу в том же духе. Не тут-то было. Москва, опять же, с ее возможностями и соблазнами... Да и, признаться, “Локомотив” — не моя команда. С Юрием Семиным не было полного взаимопонимания. Но с недавних пор стараюсь не оглядываться, а смотреть только вперед. Тем паче что “Локомотив”, как бы там ни было, многому меня научил. Именно там я понял, что такое взрослый, мужской футбол.


— Кто поддержал тебя в эти трудные месяцы вынужденного простоя?


— Таковых оказалось немного. В первую очередь — это родители. Всегда была рядом подруга Катя. Андрей Кривов, разумеется, — друг по несчастью, и Андрей Лаврик.


— В игровой практике ты, конечно, потерял. Зато наверняка приобрел неоценимый жизненный опыт.


— Это точно. Зарекся подписывать контракты без агента. Раньше считал, что главный принцип этих людей: не украдешь — не проживешь. Теперь уразумел, что лучше отдать определенный процент от суммы сделки, но чувствовать себя уверенно и спокойно.


— Твоя футбольная судьба вновь выходит на наезженную колею...


— Хочется в это верить. А Турция? Неприятный осадок от этой страны останется, наверное, навсегда. Даже на сборы туда ехать не хочется.


— А отдохнуть у моря, расслабиться?


— Хватит, расслабился уже...


— После всего случившегося стал ли суеверным?


— Не знаю... Теперь я мудрее, и это — факт. Хотя амулет повесил — друзья из Таиланда привезли. Точно такой был на шее у Хасана Шаша из турецкой, кстати, сборной на недавнем чемпионате мира. Очень мне понравилось, как парень играл. Вот и решил себе такой же приобрести...





Комментарии (0)