2017-07-13 22:12:52
Сборные

“Кубок короля”. По стопам. Никита Наумов: отец говорит, что нынешнее поколение уже не то

“Кубок короля”. По стопам. Никита Наумов: отец говорит, что нынешнее поколение уже не тоЗащитник “Витебска” Никита НАУМОВ — пожалуй, самый интересный персонаж в составе сборной клубов Беларуси, отправившейся на “Кубок короля”.


И даже не потому, что в свои 27 он наиболее опытный игрок в этой версии команды. Никита — сын легендарного бомбардира из девяностых Виктора Наумова. Об отце и не только корреспондент “ПБ” и поговорил с Наумовым-младшим перед отлетом в Таиланд.


— Где ты был и что делал, когда сообщили о вызове в сборную?
— Дома, как обычно. Играл с ребенком. Было приятно, конечно же. Пусть это и не официальные матчи. Хочется показать себя, чтобы приглашали и тогда, когда будут доступны все игроки. Возможно, вызов чем-то поспособствует карьере. В принципе все получилось неожиданно. Про турнир до звонка администратора я вообще не слышал.

— Ставил цель однажды оказаться в сборной?
— Ставил. И в сборную попасть, и, может, попробовать себя в другом чемпионате. Возраст пока позволяет.

— Как воспринял слова одноклубника Матвеенко, что половину игроков этой сборной он не знает?
— Ну, в конце интервью Антон же сказал, что шутит. Юморной парень. А кто как понял... Есть у нас еще один шутник в команде — Миша Козлов. Тот сказал Антону: ты, значит, вообще без ног, раз тебя не вызывают. Он: видимо, да...

— У тебя в соцсетях есть старые фото в майке сборной. Откуда они?
— За младшие сборные Беларуси я не играл. А та футболка Саши Дегтерева. Мы дружим, он крестный моей дочки. Как-то пошли компанией из шести-семи человек отдыхать в одинаковых майках. Знак? Возможно.

— Доволен седьмым местом “Витебска” по итогам первого круга?
— Как сказать... Пятьдесят на пятьдесят. Во многих играх упустили свои очки. Но в матче с тем же БАТЭ повезло, что забили на последних минутах. Считаю, команде по силам бороться за пятерку. От нее мы недалеко. Так что первый круг закончили нормально.

— Что о вызове в сборную сказал отец?
— “Вызывают? Летишь? Давай, удачи”. Спокойный человек. Хоть и бывший футболист. Напутствий не было. Разве что сказал: привези что-нибудь. Может, когда буду поздравлять его оттуда с днем рождения, услышу что-нибудь возвышенное.

— Отец был нападающим. Почему ты стал защитником?
— Я тоже в принципе играл в нападении. В семнадцать лет приходил в “Нафтан” форвардом. А потом сломался защитник. Сказал, что могу заменить. Так и началось. Поставили — стал играть. Все спокойно. Непривычно не было. Но мне и сейчас нравится перехватить мяч, отдать во фланг и бежать на всех парах в штрафную. Эта привычка осталась. На тренировках в “аквариумах”, если позволяет тренер, тоже иду вперед.

— Отец часто ворчит, что сейчас футбол уже совсем не тот?
— Постоянно это обсуждает. Говорит: да что вы этот мяч катаете? Раньше денег не платили, костьми ложились, землю грызли за три копейки. Отвечаю, что мы уже не в девяностых. Раньше так играли, сейчас иначе. Смирись.

— Уровень и правда упал, или отцу так кажется?
— Да почему он упал? Я так не считаю. Единственное, сейчас, если молодым рано предлагают неплохие контракты, многие быстро заканчивают. Раньше такого не было. Отец вообще только в шестнадцать лет начал профессионально футболом заниматься. А в семнадцать, по-моему, уже в молодежную сборную вызвали.

— Ты с проблемой ранних денег столкнулся?
— А у меня этих денег и не было почти. Что там давали в “Нафтане” поначалу? Сто долларов зарплата. Потом пошел в аренду в “Полоцк”. Там вообще не платили. Вернее, платили, но хорошо, если в конце года. А так давали по тем временам 22 тысячи рублей на питание. Взял торбочку дома — и поехал. Зарплату вернули уже через два года после ухода, когда курс вырос. То же самое сейчас в Новополоцке, где должны еще за 2014-й. В “Полоцке”, кстати, поиграл с Карницким. А когда вернулся в “Нафтан” под основную команду, больших денег тоже не было.

— Отец часто учит тебя на своих ошибках?
— Раньше учил. Не повторяй то, не повторяй это... Сейчас уже притих. Видимо, правильно иду. Пример? Ну, вот предлагал мне “Нафтан” двухлетний контракт. Он: может, не надо? Отвечаю: других вариантов нет — чего не подписать? В итоге, наверное, чуть-чуть пожалел, что продлил на два года. Папа вспомнил: а я тебе говорил...

— А в плане режима?
— Отец говорит, что нынешнее поколение не то. Кто-то выпьет — и потом не может двигаться на поле. А они, мол, раньше могли перед игрой спокойненько раскатить бутылочку шампусика — и отыграть девяносто минут и еще столько же. Сейчас таких нет. Папа иногда замечает: посмотри, вот этот пил, этот, потому что не бегают.

— Помогаешь ему финансово? Рабочий СДЮШОРа получает немного...
— Если просит. Говорю: обращайся. Да, работа не слишком оплачиваемая. Как ушел из женского футбола, не хочет никого тренировать. Привык к девчонкам.

— Ему комфортно?
— Ну как? Если бы раньше платили такие деньги, можно было бы сейчас сидеть на даче в кресле-качалке — с сигаретой и бокалом вина. А так приходится работать. Президент заставляет.

— В детстве часто ходил на тренировки и игры отца?
— На игры почти всегда. Мама приводила. А когда отец тренером был — еще и на занятия. Помню игроков, которые уже заканчивали: Шалаев, Алещенко... Папа тогда с дублем работал. Они вечно подкалывали меня. Что-то со мной сделают, а я приходил потом жаловаться. Издевались, короче. К примеру, в крапиву меня закинут. Папа потом гонял их за это на тренировках.

— Отец много времени проводил с тобой в детстве?
— Старался везде брать с собой. Хорошо помню, он уже закончил, играл на области за команду агента Исаева. После матчей они собирались. А мне и Никите, сыну Валерия Владимировича, брали сникерсы, сок.

— За всю карьеру ты ни разу не выезжал играть за пределы Витебской области. Как так вышло?
— После выпуска из футбольной школы очутился в Новополоцке. Получается, не сильно нужен был в Витебске. Предлагали тренироваться. Но Гормаш и Алещенко-старший набрали телефон Ковалевича: посмотри малого. Приехал на сбор в Кобрин нападающим. Три матча сыграли — два забил. Подписали контракт. Затем побывал в “Полоцке” в аренде, вернулся в “Нафтан”. Там был коллектив, банда. Акшаев начал строить, Ковалевич закрепил, Стрипейскис продолжил. Но вскоре денег не стало. Два года все держалось на Валерии Римантасовиче. Играли за бесплатно. А потом сказали: извините, но нам надо семьи кормить. А с “Витебском” вскочил в последний вагон. Был вариант уехать в Казахстан. Но не срослось. “Витебск” оказался единственным клубом, который меня ждал. Через три дня после подписания контракта позвонили из Казахстана: давай приезжай. Но уже не мог.

— Чем чемпионат Казахстана лучше белорусского?
— Я не вижу разницы. Есть три- четыре команды хорошего уровня. Остальные — среднего. Хотя, не секрет, там лучше условия. Можно на год съездить, заработать, вернуться и дальше здесь играть. Не то чтобы жалуюсь, однако с финансами у нас стало хуже. Хочется и на квартиру заработать. В этом году купили. Правда, надо еще ремонт сделать.

Достопримечательности Полоцка хорошо изучил?
— Да. Знаю все. Нравилась улица, где стоит памятник “Центр Европы”. Старый город, Спасо- Ефросиньевский монастырь... Дома не новые, но ухоженные. Как будто в древность попадаешь. С “Нафтаном” в 2015-м заезжали в Полоцке в собор перед каждым домашним матчем. Проводили предыгровую тренировку, кушали на базе — и отправлялись всей командой.

— В “Нафтане” прошел суровую школу жизни?
— Не сказал бы. Единственное, был такой тренер Трайдук. Он и сейчас помощник. После него уже ничего не боюсь в плане нагрузок. Ребят после третьей “горки” уже, бывало, тошнило. А мы бегали таких двенадцать. С тренировки приходил — ничего не хотелось. Как-то утром пробежали эти “горки”. А вечером надо было сделать двадцать по двадцать. Бежишь двадцать метров, за шесть секунд возвращаешься обратно — и так двадцать раз. Шесть серий. А потом еще “аквариумы”. Был у нас такой неплохой парень из Новополоцка — Ваня Мельников. Так после нагрузок он неудачно приземлился в “аквариуме” и сломал два позвонка. Закончил с футболом. Это была самая тяжелая тренировка.

— Пару лет назад ты мог оказаться в минском “Динамо”...
— Это было как раз в то межсезонье, когда уходил из “Нафтана”. Да, мной интересовались, но потом интерес пропал.

— Тогда же ты ездил на просмотр в обновленную “Белшину”. Рад, что не перебрался?
— Рад. А еще был удивлен. Набрали: приезжай на сбор подписывать контракт. Неделю побыл. Все, до свидания, езжай домой. Я: молодцы, а чего звонили? Уже ведь и условия почти обговорили.

— Какие еще были варианты в карьере?
— В тот же год, допустим, Игорь Николаевич Криушенко приглашал в “Торпедо”-БелАЗ. Но я не мог дать ответа. Ждал предложений не из Беларуси. В итоге перешел в “Витебск”. Еще ходили слухи о ФНЛ, Израиле.

— Все свободное время посвящаешь жене и дочери?
— Да. А сейчас еще и второго ребенка ждем. Поэтому и пришлось квартиру быстрее покупать. У нас папина дочка. Жена надеется, что появится сын. А то сейчас только папа, папа... Мама не нужна. После тренировки иногда говорю: дай отдохнуть, пожалуйста. Нет, тянет на улицу. Иду, не отказывать же. Иначе слезы. В сентябре дочке исполняется три года. Когда была маленькой, мог ночью за ней смотреть, если тренировка вечером следующего дня. Менялись с женой.

— У брата Степана, который выступает в дубле “Витебска”, хорошие перспективы?
— Если будет стараться — что-нибудь получится. Занимался, все нравилось, а потом резко прервал тренировки на два года. Не хотел, а мы не заставляли. Сейчас, может, этого и не хватает, чтобы в дубле играть в основе. Кстати, тоже защитник.

— Как вас веселит в Витебске Козлов?
— У нас есть группа в вайбере. Миша может скинуть туда видео, где он, к примеру, комментирует “Дом-2”. Если видишь сообщение от него — значит, можно поржать. На месте не сидит. Доктор с массажистом по струнке ходят. Часто врет. Вот была игра. Три дня не тренировался, дали паузу. Говорит: ребят, не поеду. Мы: молодец ты, лысый... А потом берет и отправляется на выезд, а тренер еще и выпускает его. Пишет ребятам: сегодня премия, сейчас фото покажу. А сам смеется дома. Спелись с Мотей. Оба могилевские.

— Как разыгрывают тебя?
— Встречались с Новополоцком. После матча у меня пропали игровые бутсы. Вроде и выходил с ними, а приехал домой — нет. Миша взял их и скрывал неделю. Всех подговорил, чтобы не сознавались. А потом кто-то из администрации сказал: когда ты уходишь из раздевалки, Мишаня ржет как конь. Я уже новые собрался заказывать.

— Кто из белорусских футболистов похож на Козлова?
— Филипп Сергеевич Рудик. Ему, думаю, вообще нет равных. Уникум. Отдыхали как-то компанией в Египте. Увидели одного парня в неадекватном состоянии. Филипп взял каталку для инвалидов и начал возить его по отелю. Хотел даже на дискотеку заехать. А тот просто спал в этой каталке.



Комментарии (0)