2017-11-23 21:56:28
Интервью

Близкая звезда. Никола Билык: все-таки украинец

Близкая звезда. Никола Билык: все-таки украинецВ удивительной судьбе Николы БИЛЫКА переплелось, кажется, все, что только можно. Его отец — известный в прошлом гандболист Сергей Билык — украинец. Родился Никола в Тунисе, куда легионерская карьера занесла папу.


Выступает он за сборную Австрии: в этой стране, поскитавшись по свету, прочно осел Билык-старший. А на клубном уровне он практикует в Германии — за топовый “Киль”. А ведь восходящей звезде мирового гандбола 28 ноября исполнится только 21! Это именно его точный бросок на последней минуте — шестой в матче — две недели назад обеспечил “зебрам” победу над БГК в Бресте. Как оказалось, Никола отлично говорит по-русски, а в его речи нередко звучат украинские “шо” и фрикативное “г”...


— Как тебе БГК?
— Очень хорошая команда, против которой непросто играть. У нее классный тренер и большой потенциал. Там много сильных гандболистов: Джорджич, Игропуло, Никуленков, Кулак, Стойкович, Пешич...

— Сам Брест понравился?
— Был там первый раз. Приехали очень поздно: добирались на самолете, автобусе... На следующий день больше времени провел в кровати, чем в городе. Только когда ехали на игру, рассмотрел кое-что. Нормальный город. Я знаю — сам пару лет жил в Донецке, часто ездил туда на каникулы. Знаю нашу ментальность, то, как живут люди... Брест — неплохой город. Хотя европейские стандарты другие.

— Поговорил с кем-то из игроков БГК по-русски?
— Не думаю, будто все знают, что я говорю по-русски. Чуть-чуть пообщались с тренером. Он знаком с моим папой. Бебешко поздравил с победой, передал привет отцу... Хотя, конечно, после поражения у него было не лучшее настроение для беседы.

— Разговаривать по-русски тебе не трудно?
— Нет. Но, к сожалению, уже не так, как раньше. Общался по-русски только дома. Ходил ведь в австрийскую школу. Сейчас еще меньше говорю: родители остались в Вене, созваниваемся только по телефону. Но я все равно стараюсь поддерживать практику. Рад, что мама с папой научили меня языку. Помню и отдельные украинские слова и выражения. К примеру, “гарна дiвчина”.

— Русские ругательства знаешь?
— Ха, лучше всех. Да, знаю.

— В Киле не с кем поговорить по-русски?
— С этим сложно. Кстати, я еще немного знаю хорватский, сербский. Говорю хуже, чем по-русски, но на девяносто пять процентов понимаю. У меня и в Австрии хорошие друзья из бывшей Югославии. А моя девушка — хорватка.

— Кем себя все-таки ощущаешь?
— Ой, этот вопрос многие задают. Он не такой уж и простой для меня. В конечном счете по ментальности я все-таки украинец. Всегда говорил: я оттуда, откуда мои родители. А австрийское гражданство принял, потому что хотел поблагодарить страну, которая помогала и поддерживала. Было бы неправильно в моральном плане брать украинский паспорт. И в гандболе мне помогли. Меня всегда приглашали в сборные к старшим. В 16-17 лет уже играл с мужчинами. Думаю, это было верное решение. Но и украинская кровь во мне тоже течет. Не забыл, откуда я.

— А чем ментальности отличаются?
— Многим. Австрийцы всегда говорят: проиграем, выиграем, ничего страшного, попробуем еще раз. Люди спокойнее. Меня же родители научили всегда стремиться к лучшему и пробиваться на самый верх, стараться и делать больше, чем другие.

— Украинская сборная не предлагала играть за нее?
— Мне — нет. А вот с папой разговоры велись. Австрийский паспорт у меня появился лет в пятнадцать. Не уверен, что в этом возрасте меня кто-то взял бы в мужскую сборную Украины. Папа так и ответил. В эти вопросы особо не вникал. Многие гандбольные решения, когда я был маленьким, принимал за меня именно он. Папа все сделал правильно — плохого не могу сказать.

— Ты как-то признался: “Большое счастье для меня, что отец однажды оказался в Австрии”. Если бы жил на Украине, было бы меньше шансов вырасти в сильного гандболиста?
— Это трудный вопрос. Я человек очень верующий. Думаю, все, что есть сейчас, не просто так. За это очень благодарен родителям. Им было нелегко. Они сделали серьезный шаг. Переезжая в Австрию, они не знали языка. Для меня с сестрой все проходило по-другому. Но теперь мы живем в очень-очень красивой и стабильной стране. У папы были потом предложения и из других клубов. Однако для него всегда на первом месте семья. Лучшим вариантом для нас было остаться, вот он никуда и не уехал.

— Когда последний раз был в Донецке?
— Наверное, лет в шестнадцать- семнадцать. Сейчас из-за гандбола трудно выбраться. А раньше отправлялся туда на каждых каникулах на пару недель. Бывал как минимум раз в год, а то и два. Выезжали и на Черное море, в Крым. У меня там остались крестный, бабушка, пару друзей, двоюродные братья-сестры. Общаемся по вайберу. Хотя хотелось бы увидиться. Но времени мало. Да и все знают, какая сейчас ситуация в Донецке. Попасть туда не так легко.

— Следишь за этой ситуацией?
— Конечно. Там ведь мои родственники, оттуда родители... Новости, понятно, огорчают, как и каждого. Жаль. Такой красивый город ломают, рушат. Это страшно и неправильно. Но с политикой мы мало что можем сделать.

— Чем ты занимался в таких поездках в Донецк?
— Много времени проводил с бабушками-дедушками, братьями-сестрами. Как уже говорил, семья у нас на первом месте. Ездили на дачу в деревню под Донецком. Там занимались спортом. Бывало, бросали с братом по воротам гандбольным мячом. Играли в футбол. Пару раз даже дрался во время матчей. В этом плане тоже есть отличия между людьми. На Украине ты подрался, а через десять минут уже помирился и опять бегаешь. А в Австрии, если кого-то тронешь, сразу возникают проблемы. Но я был спокойным ребенком. Ходил на матчи футбольного “Шахтера”, любил бывать на стадионе. Чего мы только не делали... Жаль, что это хорошее время уже прошло. Из-за этой ситуации все разъехались.

— Любишь украинский борщ?
— Ой... Вот буквально недавно ел, после того как вернулись с лигочемпионского выезда в Целе. Борщ готовит моя подружка. Она научилась у моей мамы. Это важно для меня.

— Что еще украинское тебе нравится?
— Еда — вся. Пельмени, оладушки... Очень люблю.

— А сало?
— Ох... Когда к папе приезжают украинские друзья, они всегда привозят мясо, сало, соленые огурцы... Слава богу, все у нас есть дома. Единственное, чего не очень люблю, — это селедку.

— Тебя кто-нибудь называет Мыкола?
— Мои очень хорошие друзья, с которыми ходил в школу. В Киле тоже иногда так говорят. Хотя чаще — Нико. Мама с папой обращаются ко мне “сынок” или “Никола”. А когда приезжал на Украину, звали просто Коля.

— Любишь украинскую и русскую музыку, литературу?
— Да. Есть пару певцов, которых слушаю. Среди рэперов — Ярмак, Тимати... Григорий Лепс очень нравится. Раньше и книги читал. Например, сказки. Помню про Муху-цокотуху. Родители хотели, чтобы я таким образом учил язык. До сих пор умею читать по-русски. Кстати, в Вене у меня есть друзья из России, Украины, Беларуси. Мы вместе ходили в церковь. У Сергея, одного из лучших моих друзей, папа из Беларуси.

— С кем из известных украинцев хотел бы познакомиться?
— Наверное, с братьями Кличко. А еще с футболистами Ярмоленко и Коноплянкой.

— В “Киле” тебя называют украинцем, русским?
— И то, и другое. Патрик Винчек всегда подкалывает на эту тему. Все знают, что я с Украины. Когда были в Беларуси, Патрик сказал: вот, приехали к тебе домой. Мол, это то же самое, бывший Советский Союз. У нас много шутников в команде. Тот же Марко Вуин. Когда только пришел, надо мной немного смеялись из-за языка. Австрийский диалект и немецкий — это как русский и украинский языки. К примеру, “угловой” в Австрии и Германии — разные слова. Но сейчас проблем в этом плане уже нет.

— Почему выбрал “Киль”, а не “Барселону”, куда тебя тоже звали?
— Из-за бундеслиги. Этот чемпионат намного сильнее. Хотел иметь больше игр, думал, что для моего развития так будет лучше.

— Твой отец был голкипером. Самому никогда не хотелось стать в ворота?
— Не-е-е... Он мне не разрешал. Сказал: иди в поле, не надо, чтобы в тебя бросали. Показал свои ноги, пальцы...

— Каково было играть в одной команде с отцом?
— Это было замечательное время. Его никогда не забуду. Многому тогда научился. Папа постоянно помогал. С “Файверсом” в Австрии мы выиграли все титулы: чемпионат, Кубок, Суперкубок... Не каждый о себе может так сказать. Вначале было не очень просто. Оба не знали, как все сложится. Но после первого сезона поняли, как друг с другом разговаривать, когда лучше промолчать.

— Отец доиграл до 45 лет. Подшучивал над ним из-за этого?
— Он все говорил: ну ладно, это последний год, ну вот сейчас точно заканчиваю... А сам продолжал играть. Большой респект папе за это. Когда сам завершу карьеру? Лучше промолчу. А то папа тоже говорил, что закончит в тридцать.

— Тебе не нравится прозвище Гандбольный Алаба?
— Меня часто так называют. Давид — классный футболист. И достиг уже намного большего, чем я. Это приятно слышать. Но я не считаю себя гандбольным Давидом Алабой.

— Помнишь матч против юниорской сборной Беларуси на чемпионате Европы-2014 в Австрии, где ты стал MVP турнира?
— Да. На нас оказывалось давление, нужно было выиграть. Все ждали от нас только победы. Из-за этого перед матчем испытали большой стресс. Задача была нелегкой, но, слава богу, победили. В лицо запомнил всех белорусских игроков. А по имени — Глеба Гарбуза. Он потом тоже играл в Австрии.

— В январе на чемпионате Европы сыграют уже взрослые сборные Австрии и Беларуси. Что знаешь о нашей команде?
— Очень классная, играет в быстрый гандбол. Есть хорошие бросающие игроки. Знаю, что некоторые гандболисты из Бреста выступают за сборную. Нам придется нелегко. Однако, надеюсь, победим. В “Киле” сейчас много игр. Но, когда смотрю телевизор или отдыхаю, иногда думаю про встречу с белорусами. Это будет наш стартовый матч на чемпионате Европы. И он важен и для нас, и для белорусов. Когда закончится первая часть бундеслиги, буду смотреть видео, изучать тактику, защиту соперника.

— Белорус Сергей Рутенко выступал на твоей позиции. Нравилась его игра?
— Да, Сергей — очень хороший гандболист. Для меня он был одним из лучших левых полусредних в мире. Папа всегда советовал наблюдать, как он играет, как правильно бросает.

— Хотел бы, чтобы твои дети, когда они появятся, тоже умели говорить по-русски?
— Очень. Для меня это важно. Плохо, что я говорю уже не так хорошо. Но буду стараться их научить.



Комментарии (0)