2018-03-15 22:26:22
Интервью

Ирина Дронова. На рынке зарабатывала больше, чем в гандболе

Ирина Дронова. На рынке зарабатывала больше, чем в гандболеОна совсем не обижается, когда репортеры называют ее ветераном. Напротив, матерой крайней “Гомеля” и сборной Беларуси Ирине ДРОНОВОЙ в кайф затыкать за пояс молодняк и держать лидерскую планку и в родном клубе, и в национальной команде.


Она по-прежнему крута в игре и замечательна в общении. Ира феноменальна. Уже хотя бы потому, что выходит на площадку бок о бок с... дочкой! И большой вопрос, кто из них азартнее...


— Уговор на беседу ты сопроводила ремаркой: “Вообще-то я не очень люблю общаться с журналистами...” Почему?
— Нет, не подумайте чего плохого. Никаких обид нет. Если корреспонденты обращаются ко мне с просьбой об интервью, я никогда не отказываюсь. Просто кому-то общение с прессой доставляет удовольствие, а кому-то не очень хочется публичности. Наверное, во мне говорит природная скромность. Стесняюсь выставлять себя напоказ, что ли...

— Давай с места в жесткий карьер: сезон для “Гомеля” пока складывается так себе. В первенстве страны в четырех поединках с БНТУ — две ничьи и два поражения, после первого этапа четыре очка отставания...
— Так ведь до финиша чемпионата еще далеко. С “политехом” нам встречаться еще четырежды. Сохраняем спокойствие. Это ведь старая история. Каждый год медленно запрягаем. А все потому, что постоянно в межсезонье ощутимо меняется состав. Не удается сохранить лидерский костяк, стартовую семерку. Вот осень и зима и уходят на раскачку. А потом героически преодолеваем трудности, набираем обороты. Вспомните концовки двух последних сезонов — все складывалось в нашу пользу, хотя поначалу неприятностей хватало. “Гомель” и БНТУ — две абсолютно равные по силам команды. Нам просто пока не везет. Но я уверена, что мы перетянем удачу на свою сторону.
— С такой обоймой это будет неудивительно. В кадровом смысле в “Гомеле” почти нет слабых мест...
— Нет их и в БНТУ. А что до нас, то новые девчонки замечательно вписались в коллектив. Сейчас уже можно говорить, что притирка закончилась. Да, поначалу полноценно общаться с Машей и Леной Агбаба, Теодорой Здравкович мешал языковой барьер. Мы не всегда понимали одна одну. Но сейчас они уже нормально изъясняются по-русски. И украинка Леся Смолинг сразу стала своей. Короче, отношения у нас отличные. Осталось материализовать их в результат на площадке. Играем-то хорошо, взаимопонимание на должном уровне. Не хватает совсем чуть-чуть, чтобы исключить немотивированные ошибки, стабилизировать игру и отрабатывать все шестьдесят минут без спадов. Ведь нас подводят именно эти локальные “затыки”.

— Извечный вопрос: что важнее в противостояниях гомельчанок и минчанок — озадачить тактическими сюрпризами или проявить запредельные бойцовские качества?
— Знаете, мы уже настолько долго рубимся на внутренней арене, что предложить какой-то заковыристый ребус почти невозможно. Все равно по ходу матча найдется разгадка. Поэтому на первый план выходит характер. Вы же сами видите, что победы в наших матчах БНТУ с “Гомелем” одерживаются главным образом за счет морально-волевых. Хотя игровую манеру команд нельзя назвать одинаковой. У нас более комбинационный гандбол, большое внимание уделяем тактическим нюансам. У Минска ставка на заднюю линию, где играют рослые девчонки, с хорошо поставленным броском. Но, повторюсь, по большому счету, все решает характер. Заряженность на борьбу. В принципе у нас нет проблем с настроем. Однако по части спортивной злости, игроцкой агрессии надо добавлять. И я уже ощущаю: мы завелись не на шутку.

— Давай вспомним об осенних еврокубковых приключениях “Гомеля”. Какие впечатления оставила лигочемпионская квалификация?
— Отвечу коротко: положительные.

— Да ну? А как же разгромное до неприличия поражение от норвежского “Кристиансанда” в полуфинале — 19:43?
— А я не говорю, что такие оплеухи быстро забываются и проходят бесследно. Просто в любом опыте, даже печальном, можно найти продуктивное зерно. Без поражений не бывает побед. Получили мы, конечно, по полной программе. Сами не поняли толком, что произошло. Не думаю, что цифры на табло отражали разницу в классе. Наверное, растерялись. И элементарно “поплыли”. Все-таки международный опыт у нас мизерный. А здесь — Лига чемпионов, пусть и квалификация. Но все равно давайте искать позитив. Норвежки нас отметелили — и что, мы сдулись и сопли жевали? Нет ведь. Решили, что перестанем себя уважать, если в игре за третье место не реабилитируемся. И выиграли у турецкого “Кастамону”, в тяжелой борьбе, всего мяч. Так что возвращаться домой было не стыдно.

— Дальше был прекрасный шанс выйти в групповой этап Кубка ЕГФ. В первом, выездном, поединке уступили норвежскому “Бюасену” всего четыре мяча...
— ...а на своей площадке получили “минус пять”. Согласна, все было в наших руках. Мы ведь и в Стьордале хорошо смотрелись. Считаю, там нас поприжали финские судьи своими непонятными свистками. Жесткие действия с нашей стороны, к которым мы привыкли, трактовались как грубость. Малейшее касание соперниц — и нас удаляли. Впрочем, на рефери мы тогда не особо пеняли — были уверены, что в Жлобине возьмем свое. А не вышло... Обидно, соперник действительно был нам по силам. И в первом тайме все шло по плану. А после перерыва вдруг рассыпались, не подстроились под изменившуюся тактику “Бюасена”. Возможно, перегорели. Или испугались собственной прыти. Ведь до “группы” Кубка ЕГФ было рукой подать... Короче, завалили миссию. Очень было обидно.

— Фамилия Дронова — уже уникальное явление в гандболе. Чтобы мама и дочка на профессиональном уровне играли в одной команде — это поразительно!
— Да, мы такие. И я очень рада, что живем с дочулей общими интересами и одной профессией. Хотя Катька заболела гандболом не сразу. Помню, когда она была маленькой, я у нее спрашивала: “Пойдешь заниматься тем, во что мама играет?” А она категорически: “Нет, не хочу!” Но от судьбы не уйти. В школу пришла тренер, спросила фамилию. И, услышав “Дронова”, опешила: “Как?! И ты до сих пор не в гандбольной секции?” Так Катя попала в гандбол. Ей в принципе сразу понравилось. Игровые виды затягивают детей. Стало получаться. Вот доросла до взрослой команды. Здорово, что она работает под началом такого классного тренера, как Томаж Чатер. Прогресс гарантирован. Да и я могу подсказать какие-то нюансы.

— Мам спортсменок неизбежно волнует вопрос: как рационально совместить спорт и учебу?
— В этом смысле я в общем-то спокойна. Учебу Катя не запускает, оценки и дисциплина нормальные. Хотя, считаю, дочка может учиться лучше. Но это издержки спортивного класса. Конечно, она устает. Я сама через это проходила. В свободное от тренировок время хочется поменьше за учебниками сидеть и побольше гулять. Это противоречие меня немного напрягает. Только я ни в коем случае не Гитлер какой-нибудь. На Катю не давлю. Идет в выходной день с подружками в кофейню или кино — ради бога. Она же не болтается сутками по улице. И знаете, если человек хочет учиться — никакой спорт не станет ему помехой.

— Ира, а супруга ваш семейный гандбольный подряд не напрягает?
— Ха-ха, он иногда шутит по этому поводу. Но уже привык. Смирился, что жена и дочка — гандболистки, спокойно воспринимает ситуацию. Он ведь тоже по работе часто в разъездах. Однако на наши матчи старается регулярно ходить. Болеет, переживает.

— С Катей понятно. А как ты попала в гандбол?
— Вы будете смеяться — тоже по семейным обстоятельствам. Ручным мячом занимался мой старший брат. У наших родителей был напряженный рабочий график, и меня маленькую, случалось, не с кем было оставить. Только с братиком. Вот он и тягал меня с собой на тренировки. А я ведь не могла усидеть на месте — бегала по бровке, повторяла движения мальчишек. Дошло до того, что мама с папой ходили к тренерам и просили: да возьмите же ее наконец в гандбол! И взяли — в четвертом классе, первый мой тренер Елена Федоровна Асина. Потом перешла в руки Оксаны Васильевны Титовой. Так и затянуло, особенно когда стало получаться.

— При этом в двадцать один год ты едва не закончила карьеру...
— Да, было дело. Так сложились обстоятельства. Я родила Катю, ушла в декрет. А когда вернулась на площадку, случилась беда с командой: за неявку “Гомеля” на еврокубковые матчи на клуб наложили неподъемный на то время штраф. А за неуплату последовала дисквалификация. Клуб развалился и исчез на несколько лет. Когда “Гомель” возродился, мне было уже двадцать шесть. Вот и считайте, сколько сезонов я была вне игры. А это золотые годы.

— Мало кто знает, что на этом жизненном этапе Ира Дронова торговала на рынке...
— Я вот не хотела об этом говорить... Но не потому, что в этом что-то постыдное. Стыдно было бы, если б я била баклуши. А так была при деле. Ребенок ходил в садик, учебу в университете я на время оставила. Но я такой человек: ну не могу дома сиднем сидеть! И когда подружка предложила поработать на рынке — я легко согласилась. Да, скажу честно: это была в том числе и погоня за деньгами. Заработок имела хороший, на тот момент больше, чем получала бы в гандболе. А работы я не чураюсь. Никакой. Другой вопрос, что как только появилась возможность вернуться в спорт — я сразу ей воспользовалась. Все-таки гандбол — это мое любимое дело. А заниматься любимым делом — это ли не счастье?

— Гомель — лучший город земли?
— А как же! Здесь моя родина, здесь мой дом, моя семья. В Гомеле я провела почти всю игровую карьеру — за вычетом полуторагодичной отлучки в белыничскую “Друть”, после чемпионата Европы 2008 года.

— Это был последний топ-турнир, на который пробивалась женская гандбольная сборная...
— Да, уже десять лет не можем никуда продраться... Хотя есть и игроки квалифицированные, и командный потенциал, и тренеры. Сейчас вот с Томажем Чатером очень интересно работать. Он грамотный и амбициозный специалист, и нас умеет зажечь и мотивировать. Правда, отбор на “Европу” начали с поражений от голландок и венгерок. Но давайте объективно: это топовые команды с гигантским опытом напряженных международных встреч. А мы даже на сборах очень редко проводим спарринги. А как без них? Никакие тренировки не заменят игру. Впрочем, 21 и 25 марта сборную Косова мы обязаны побеждать при любом раскладе. Не так давно мы, кстати, это делали. С разницей почти в двадцать мячей...

— Извини, но на “флажке” не могу не спросить: нынешний сезон, часом, не последний в твоей карьере?
— Если честно, подобные мысли еще в межсезонье посещали. Возникли проблемы со стопой, старые травмы дают о себе знать — прооперированные еще в 2007-м “кресты”, мениски. Как у старушки — иногда ноют на перемену погоды. Было тяжело даже не из-за болей, а морально. От осознания, что не можешь, как раньше, давать сто процентов от возможностей. А потом потихоньку начала набирать форму, вышла на хорошие кондиции. И знаете — еще, может, и “попылю” годик-другой! Хотя о будущем поневоле задумываюсь. О каком? О тренерском. Мне кажется, тренерство — это мое. Да и детей я очень люблю...



Комментарии (0)