2009-07-20 23:31:00
Легионеры

Звезда не в гости к нам. “Барса” & Беларусь. Сергей Рутенко: уж как-нибудь без Карабатича

Звезда не в гости к нам. “Барса” & Беларусь. Сергей Рутенко: уж как-нибудь без Карабатича

В пару дней минувшей недели он стал главным гандбольным ньюсмейкером этого лета. Сергей РУТЕНКО перешел из “Сьюдад-Реаля” в “Барселону” за рекордные для гандбола 1,2 миллиона евро. Кроме того, трехкратный победитель Лиги чемпионов официально подтвердил намерение облачиться в следующем году в майку национальной сборной Беларуси. И это известие для нас, пожалуй, важнее его мирового рекорда...




— Каталонцы заинтересовались мною еще во время нынешнего финала Лиги чемпионов, и дальше их внимание только возрастало. Не скрою, было приятно. “Барселона” — именитый клуб с большой и славной историей. Да и предложенные условия меня устроили.

— А “Сьюдад-Реаль” не мог удержать адекватным повышением зарплаты?
— Скажем так: если бы такая возможность была, я оттуда не ушел бы ни при каких условиях. Это команда, которую очень люблю. В ней мне всегда было комфортно. Кстати, именно президент “Сьюдад-Реаля” Доминго Диас Де Мера теперь нашел мне в Барселоне замечательную квартиру по хорошей цене. То есть мы сохранили отличные отношения. То же можно сказать и о ребятах. Практически все позвонили и пожелали удачи в новой команде. В конце концов, я даже ненароком переспросил, уж не рады ли они от меня избавиться. Посмеялись, заверили, что все от души...

— Как приняли в “Барселоне”?
— Поздним вечером рассчитывал увидеть в аэропорту агента и представителя клуба. Но функционеров оказалась дружная компания с усилением в два десятка журналистов. На следующий день проходил медосмотр на “Камп Ноу”. И буквально все, с кем там сталкивался, очень радушно меня приветствовали. Закончилось все визитом в кабинет президента “Барселоны” Жоэля Лапорты. Он отвлекся от футбольных дел и адресовал мне немало теплых слов. Честно говоря, не ожидал.

— О Глебе речь не заходила?
— Лапорта поинтересовался, знаком ли я с Сашей. Кстати, это был и один из самых популярных журналистских вопросов. Хотя довольно резонно было предположить, что если в Испании оказались два хороших спортсмена из Беларуси, то им друг от друга никуда не деться.

— Разговаривал с Сашей перед вылетом в Барселону?
— Конечно. Он посмеялся, напомнив, что каталонцы всегда были заклятыми соперниками мадридцев и команд из соседних со столицей регионов: “Там теперь тебя бить будут!”

— Не смущает, что в Каталонии немного другой уклад жизни, чем в Кастилии, где ты обжился?
— Ты о языке? Признаться, когда каталонцы говорят быстро, я их не понимаю. Какая-то смесь французского с испанским, причем окончания слов почему-то съедаются. Догадывайся сам. Но это не проблема. Ведь все игроки, само собой, изъясняются и на испанском.

— Есть мнение, что у Глеба в “Барсе” многое не сложилось из-за того, что он так и не сумел за год осилить испанский...
— Многое зависит от тренера, от того, на чем тот делает акцент. Естественно, если не знаешь языка, который считается рабочим в команде, адаптироваться в ней трудно.

— Ты уже виделся со своим новым главным?
— Да. Кстати, Хавьер Паскуаль всегда производил приятное впечатление. В игре спокоен, не нервничает и не теряет голову. Это понравится любому. Мы много говорили о гандболе. Затронули даже тему штрафов. Убедился, что они сопоставимы с теми, что были в моем бывшем клубе.

— Суммы серьезные?
— Не сказал бы. Если во время собрания зазвонит телефон или опоздаешь на тренировку — обеднеешь на десять-пятнадцать евро. В прошлом году я стал победителем этого чемпионата в “Сьюдад-Реале”, отдав около шестисот евро. Дороже всего обходятся необязательные “двушники” за разговоры с судьями. Так меня изгоняли с площадки в трех официальных играх и в одной товарищеской. Это, конечно, вредная привычка. Я и сам не прочь с ней побороться. Стараюсь сдерживать эмоции. И, думаю, прогресса добился. Ведь раньше спорил с арбитрами гораздо чаще.

— Чем отличаются игровые стили “Барселоны” и “Сьюдад-Реаля”?
— Талант Дуйшебаев требует четких и слаженных действий. Мы всегда знали, что предпринять в зависимости от ситуации.
Каталонцы же, мне кажется, имеют на площадке больше свободы. Впрочем, это не мешает им играть быстро и комбинационно. Противостоять этой команде всегда трудно.
Только допустишь несколько ошибок технического плана, как тебе сразу же набросают полные ворота в контратаках.

— Говорят, сначала “Барса” нацелилась не на тебя, а на Николу Карабатича...
— Намекаешь, что меня взяли на худой конец, раз уж с французом не сложилось? Переговоры с нами начали одновременно, и от меня это не скрывали. Не знаю, почему Карабатич предпочел французский “Монпелье”. Но получилось так, как получилось.

— И все же непросто понять мотивы игрока, который уходит из сильнейшего клуба одной из двух лучших лиг мира во французский чемпионат...
— Уточним, что он вернулся туда, где начинал. Это говорит об амбициях игрока. Хотя, возможно, ему интересно перейти из “Киля” в клуб, который слабее, и попытаться выиграть с ним Лигу чемпионов.

— Так пусть бы он в минское “Динамо” перешел. Трудную жизнь там ему обеспечили бы.
— Я рассуждал абстрактно. Кто ж знает, что у Карабатича в голове? А у меня и своих проблем хватает...

— Кажется, теперь одной меньше. В “Барсе” тебя вряд ли станут использовать в амплуа линейного, как это частенько случалось в “Сьюдад-Реале”.
— Пострадал исключительно из-за собственной глупости.
У нас сломались все линейные, а я на тренировке возьми да и ляпни Дуйшебаеву: дескать, раньше и в линии играл. Тот предложил попробовать. Так на свою голову и втянулся. Но все выглядело довольно корректно. Талант подходил перед игрой: “Серый, ты нужен в линии”. — “Ну, давай...”
Потом разговор зашел о том, чтобы доиграть в этом амплуа до конца сезона, дабы не подписывать кого-то нового на полгода. Но меня опять-таки не заставляли, а просили — это разные подходы. Кроме того, и сам иногда был не прочь потолкаться.

— Все же с профильной позиции полусреднего ты забрасывал гораздо больше...
— И все равно не передать словами, как приятно было выиграть Лигу чемпионов именно в этом году. Предыдущий финал вытянули, можно сказать, двое: Арпад Штербик и Олафур Стефанссон. А теперь победу добыла вся команда. А если я забросил не двенадцать мячей, а четыре или пять, ничуть этим не огорчен.

— Верно, что с переходом в “Барселону” разрешился и вопрос твоего возвращения под знамена белорусской сборной?
— На самом деле это произошло раньше. Просто в силу причин, не зависевших от меня, не мог говорить об этом открыто.
Выждал время и теперь могу заявить: никаких препятствий выступлениям за сборную Беларуси нет. Уже разговаривал об этом с Владимиром Николаевичем Коноплевым. Играть смогу с февраля.
Но если нашей федерации удастся уладить формальности с ИГФ, то, возможно, этот срок подвинут на месяц. Буду только рад.

— Недавно ты побывал на крестинах у Сергея Горбока. Как его здоровье?
— Он планово восстанавливается после травмы. Думаю, все будет хорошо.

— Вопрос не праздный. Умозрительно примерил на вас форму белорусской сборной и задумался: прошла бы команда твоих старых знакомцев словенцев, имей двух Сергеев в составе?
— Трудно сказать. Соперникам ведь тоже недоставало ведущих игроков. Вспоминаю, как на европейском чемпионате в Швейцарии словенцы, за которых тогда играл, легко обыграли поляков. А через год на чемпионате мира в Германии уже они нас разгромили. И все потому, что из стартовой семерки были поломаны четыре человека. Никогда нельзя загадывать наперед.

— Какие слабые места разглядел в последней игре белорусов?
— Команда показалась какой-то закрепощенной. Особенно при игре в защите. В результате словенцы атаковали с семи-восьми метров, и вратари ничего не могли поделать. Но целостное впечатление об этом противостоянии составить было сложно. Надо учитывать, что на матч в Минске словенцы вышли раскованными благодаря уверенной победе дома. Они обошлись без стресса, разыгрывали мяч до верного. И даже при очень хорошей игре было бы трудно ликвидировать то отставание, которое сложилось в Любляне.

— Актуальна ли тема усиления белорусской сборной за счет выходцев из других стран?
— Все зависит от желания игрока. Если человек хочет сыграть за нас и в состоянии принести здесь пользу, почему бы и нет?

— А тебе никто не делал намеков на эту тему? Ведь парни с Балкан довольно часто меняют гражданство...
— Не припомню. Дело в том, что любой выходец из бывшей Югославии предпочтет стать гражданином Евросоюза, нежели Беларуси. Да и гандбольные авторитет и инфраструктура у нас не такие, чтобы заинтересовать хорошего европейского игрока. Он может польститься только на деньги.

— У нашей федерации теперь такой председатель, которому любые горы по плечу...
— Согласен. Владимир Коноплев душой болеет за гандбол, живет им. И это, знаю, вызывает зависть у коллег из других видов спорта. Владимиру Николаевичу многое удается. Что же касается прилива свежей крови — даже не натурализованных иностранцев, а просто легионеров для наших клубов, то я обеими руками “за”. Молодежи полезно потренироваться и поиграть с представителями разных школ. Но, по большому счету, сейчас к нам не очень-то рвутся. Возможно, из-за того, что о Беларуси у многих сложилось особое мнение. Такой вот парадокс: сами здесь не бывали, а мнение есть.

— Надо усерднее пропагандировать родную страну. Кстати, что сказали о Минске словенцы, с которыми ты провел немало времени в дни их визита на отборочный матч?
— Это можно счесть и за дежурный комплимент. Но ребята сами завели такой разговор. Им здесь очень понравилось.
Раньше многие не понимали, почему меня так влечет этот город: “Сережа, неужели ты хочешь променять отдых у моря в Хорватии на поездку в Беларусь?” Теперь эти вопросы мои друзья не зададут — они все увидели сами.
Что касается пиара, то, возможно, поучаствую в одном таком проекте. Надеюсь, смогу прорекламировать нашу страну хотя бы в гандбольном мире. Но пока не хочу говорить об этом подробно.

— У гандбола в Беларуси есть еще одна проблемная позиция. Вот скажи, сколько интервью ты дал здесь, после того как выиграл в мае Лигу чемпионов?
— Если это засчитываем, то два.

— А вот у Александра Глеба, который участвовал в покорении “Барселоной” Европы куда скромнее твоего, они брались едва ли не каждый день...
— У меня нет желания устраивать ежедневные пресс-конференции. И то, что меня редко узнают в Минске, отнюдь не тревожит. Можно сказать, после Испании в этом плане я здесь отдыхаю. Что же касается футбола, то давно понял, что его невозможно сравнивать с каким-либо другим видом спорта. Даже мою рекордную сумму трансфера на фоне аналогичных достижений этого лета в футболе и упоминать как-то неловко. Посуди сам: презентация Рутенко собрала в Барселоне полсотни журналистов, а на представление Криштиану Роналду в Мадриде пришли семьдесят тысяч. И, что самое удивительное, огромные средства, которые “Реал” потратил на покупку Каки и того же Роналду, наверняка окупятся с лихвой. Это огромный бизнес, который по размаху превосходит и большой теннис, и Формулу-1.
Возвращаясь же к нашим реалиям, скажу, что интерес к гандболу оживится лишь тогда, когда национальный чемпионат выйдет на качественно новый уровень игры.
Гандбол у нас понимают. И если на поединок “Динамо” с брестчанами могут прийти три тысячи человек, то, скажем, на новополоцкий клуб любая из этих команд столько зрителей уже не созовет. Даже если рекламировать матч всеми возможными способами с утра до вечера.
Люди начнут платить за билеты, когда будут уверены в интересном зрелище с хорошим исполнением. Тогда можно будет говорить о хотя бы частичной окупаемости. Все очень просто. Запомнились рассуждения об этой проблеме одного нашего специалиста: “Больно смотреть на ребят, приезжающих на игры с замученными лицами, которым пришлось добираться в зал общественным транспортом. Они не похожи на людей из сказки. А болельщики, особенно дети, хотят верить в сказки. Им важно видеть, как эти сильные и высокие парни выходят из клубного автобуса в цивильных, с иголочки, костюмах. Им важно знать, что они занимаются видом спорта, достижениями которого гордится страна. И тогда эти дети тоже пойдут записываться в секции, чтобы быть похожими на кумиров”.

— Как хорошо ты все рассказал! Какие сияющие дали открыл перед людьми, которым долг службы велит заниматься маркетингом и менеджментом...
— С другой стороны, все познается в сравнении. “Сьюдад-Реаль” — лучший гандбольный клуб мира и, наверное, должен быть в этом плане образцом. Но, скажем, в его VIP-ложе, которая, согласись, во многом определяет статус матча, не увидишь ничего экстраординарного. А вот на одном из турниров ATP в Мадриде, где довелось побывать, место в такой ложе обходится в 50 тысяч евро за неделю. Там только ресторан занимает около двух тысяч квадратных метров, и в нем представлены чуть ли не все кухни мира с поварами, выписанными из разных стран. Между нами и теннисом — пропасть. Хорошо продавать гандбол умеют только в Германии. “Киль” регулярно собирает по одиннадцать тысяч, и сезонная выручка от абонементов и билетов достигает десяти миллионов евро. Возможно, туда следует командировать на учебу и наших менеджеров.
А если возвращаться к прессе, то кое-каким сдвигам уже порадовался. О гандболе теперь много пишут не только в “Прессболе”. А о моем рекордном трансфере подробно рассказывали и в теленовостях, и по радио. Это, не скрою, было приятно...




Комментарии (0)