2019-08-05 21:30:28
Чемпионат Беларуси

Евгений Соломонов: просто отдайте наши деньги. Обещаниями мы сыты

Евгений Соломонов: просто отдайте наши деньги. Обещаниями мы сытыНынче на Гомельщине с хоккеем беда. Из-за финансовой задолженности перед федерацией жлобинский “Металлург” пропускает Кубок Салея и не факт, что получит допуск к участию в экстралиге.


Бывшие и нынешние игроки “Гомеля” дружно жалуются на клуб в инспекцию труда и прокуратуру: руководство, мол, не выполняет контрактных обязательств. “Рыси” разбегаются кто куда, но не каждый попадает из грязи в князи. Интересный поворот получился у 29-летнего форварда
Евгения СОЛОМОНОВА. Он отдал “Гомелю” почти пятнадцать лет профессиональной карьеры, а когда пришло время менять команду, перебрался в... “Металлург”. В интервью корреспонденту “ПБ” новоиспеченный “сталевар” рассказал о своем выборе, а также пролил свет на финансовые неурядицы нынешнего и бывшего клубов.

— Как в “Металлурге” восприняли решение федерации отстранить клуб от участия в Кубке Салея?
— Конечно, новость неприятная. Обсудили ее с ребятами и продолжили подготовку к сезону. Это рабочие моменты клуба и федерации. Правда, назревает вопрос: почему в таком случае не наказывают “Гомель”? Ведь у него задолженности перед игроками, недоплаты по зарплатам, премиям, бонусам, отпускным… Или федерацию это не интересует?

— Кубковые матчи “Гомель” проводит как раз в Жлобине. Не обидно?
— Нет. Если честно, даже не думаю об этом. Сейчас я выступаю за “Металлург”, имею другие цели и приоритеты. А с ребятами из “Гомеля” сохранил дружеские отношения.

— Удается выбираться на игры “рысей”?
— Присутствовал на их матче с “Могилевом”. После тренировки зашел, посмотрел. Выиграли — и хорошо.

— Как вам предсезонка в целом? Вынуждены обходиться без игровой практики...
— Занятия проходят в полном объеме. Понятно, что лучше играть, чем просто тренироваться. Но и в нашем варианте есть плюсы. Появилось больше времени для работы над тактикой и “физикой” на земле. Сезон длинный, начнутся игры — втянемся через них.

— Но если “Металлург” не устранит финансовые проблемы до 15 августа, то не будет допущен к старту чемпионата. Не пугают такие перспективы?
— Не пугают — это жизнь. О сложившейся ситуации есть договоренность с клубным руководством. Мы в ожидании развития событий и надеемся, что все будет в порядке.

— В Жлобине собралась неплохая по именам “банда”. На что она способна?
— Ха, увидим в чемпионате! Фамилии звучат неплохо, это правда. У нас отличный сплав молодости и опыта. Сейчас самое главное — работать. Надеюсь, болельщики нас поддержат.

— Как обустроились на новом месте?
— Наконец-то нашел жилье, скоро перевезу семью. Так что все отлично. С командой — тоже. Многих ребят знал и до перехода, поэтому с адаптацией проблем нет.

— Варианты, кроме “Металлурга”, были?
— Да, и слава богу. Поступали предложения из экстралиги, а также из-за рубежа — Казахстана, Польши, других стран. Буду честным: уже собирался отправляться в Казахстан, но вышел на связь главный тренер “Металлурга” Анатолий Николаевич Степанищев. Предложил поиграть в Жлобине. Состоялся хороший конструктивный диалог — и я согласился.

— Чем подкупили жлобинчане? Географический фактор сказался?
— Отчасти. У меня жена сейчас в положении, и близость к дому, конечно, подкупила. А ключевое значение имела заинтересованность главного тренера. В телефонном разговоре Анатолий Николаевич обрисовал перспективы, обозначил мою роль в команде. Я чувствовал, что в “Металлурге” на меня действительно рассчитывают.

— Вернемся к “Гомелю”. Задержки по выплатам сказывались на психологии и игре?
— Конечно. Да любой человек переживает, если сталкивается с подобными проблемами. Особенно те, кто имеет семью и детей. А нас еще хотят “простить” на деньги...

— Вы — однин из тех, кто подписал письмо-обращение к Геннадию Савилову. Как все было?
— Очень просто. Руководство федерации на сайте ФХБ обозначило, что ждет объяснений по нашему поводу (имеется в виду жалоба хоккеистов в инспекцию труда и прокуратуру. — “ПБ”.). И мы прислали письмо. Сейчас уже мы ждем ответа Геннадия Геннадьевича. Кто нам поможет, как не федерация? Жаль, что в Беларуси нет хоккейного профсоюза, который мог бы защищать права игроков. Обидно, что за свое заработанное надо еще и бороться. Мы же чужого не просим!

— С “Гомелем” был вариант расстаться, так сказать, полюбовно?
— Мне предлагали контракт. Точнее, министерскую ставку. В клубе прекрасно понимали, что я не останусь на таких условиях. Затем прямым текстом сказали: увольняйся, мы тебя рассчитаем — и иди куда хочешь. Заявление на увольнение я написал, пообещали, что 25 июля все вернут. Дали слово, клялись в церкви перед иконами! Время прошло, а обязательств по моему контракту клуб не выполнил.

— Как у вас проходили переговоры с директором Виталием Усовичем?
— Гомель — это мой дом, и я хотел бы в нем остаться. Тем более в нашем с женой семейном положении. На разговор с Виталием Юрьевичем мы пришли с Пашей Мусиенко. И директор заявил: “От вас устали, вами наелись! Болельщики и высокопоставленные люди в вип-ложе не хотят вас видеть, просят уволить!” Нам это было сказано прямо в лицо. Мы приняли эти слова по-мужски и написали заявления на увольнение. Усович обещал рассчитать нас первыми — 30 апреля. Ха, наверное, мы заслужили такое отношение за долгие годы преданности клубу и за заслуги перед ним…

— В конце июля Усович заявил, что все контрактные обязательства перед игроками “Гомеля”, в том числе бывшими, закрыты. Это как?
— Это вы у него спросите. Была договоренность, нам дали слово. В контракте все прописано. Я не получил зарплату за два месяца, премии, индивидуальные бонусы и правильно начисленные отпускные — с октября. Не понятно, как федерация такие контракты регистрирует? Чтобы потом создавались вот такие ситуации, как у нас с “Гомелем”? Существуют же положения по премированию, статусу хоккеистов... Есть же такое понятие, как мужское достоинство. Пусть вспомнит, как мы с командой в церковь ходили и что он говорил.

— Что конкретно лично вам обещал Усович и не выполнил?
— Что ни один человек не уйдет не рассчитанным из клуба и что меня рассчитают в числе первых. Потом нам сказали, что финансов пока нет. Мол, войдите в положение и подождите. Мы пошли на уступки клубу. Договорились, что крайний срок — 25 июля. А потом оказалось, что нам уже все “отдали”!

— Держите связь с Усовичем?
— В данный момент нет.

— Юрист “Гомеля” Татьяна Будник приглашает игроков решить вопрос мирно. Кто-нибудь ходил?
— Да что значит “решить вопрос мирно”? Просто отдайте наши деньги, и вопрос закрыт. Обещаниями мы уже сыты.

— Прежде сталкивались в “Гомеле” с задержками зарплат?
— Да, но расчет производили быстрее. Сейчас ситуация уникальная.

— Могли подумать, что в родном клубе с вами может случиться нечто подобное?
— Никогда! Отдать “рысям” столько лет, установить клубные рекорды… Я и в сборную Беларуси вызывался из “Гомеля”. С этим директором мы бок о бок проработали девять лет. Не такого отношения и ситуации с деньгами я заслужил. Нынче и так зарплаты упали в сравнении с теми, что были пять лет назад.
Очень обидно за то, что я и многие ребята выходили на игры с травмами, на обезболивающих, борясь и защищая цвета “Гомеля”. Но, как оказалось, никого это не волнует. Деньги мы зарабатываем, не сидя в кресле, а своим здоровьем. Считаю, наш труд должен быть оплачен. Не говоря уже о благодарности.

— С какими эмоциями следите за новостями “Гомеля”?
— Еще раз говорю: это мой родной город и клуб. Конечно, он мне не безразличен. Стараюсь следить за всем.

— Матчи с “Гомелем” будут для вас принципиальными?
— С огоньком!



Комментарии (0)