2019-05-20 22:04:19
Интервью

Артем Демков. Захаров был мотиватором сборной

Артем Демков. Захаров был мотиватором сборнойЭтот сезон, стоит признать, — один из лучших в карьере Артема ДЕМКОВА. Уже потому, что главный тренер сборной включил его в число трех лучших хоккеистов страны.


В личном рейтинге Андрея Сидоренко форвард солигорского “Шахтера” занял место между двумя игроками Континентальной хоккейной лиги — Джеффом Платтом и Андреем Стасем. Интересно, что об этом Артем впервые узнал от меня. И вот как отреагировал...


— Неожиданно… Учитывая, что выступаю в чемпионате Беларуси. Хотя, видно, Андрей Михайлович прежде всего руководствовался моей игрой за сборную на чемпионате мира. Что ж, скажу ему спасибо, очень приятно. Приму как дополнительную мотивацию для следующего сезона.

— Чемпионат мира стал для тебя особенным?
— По эмоциям поставил бы его вровень с первенством-2015, когда впервые ездили с Дэйвом Льюисом. В обоих случаях у нас был очень сплоченный коллектив. Отсюда и великолепная атмосфера в команде, когда каждый играл друг за друга. Не было разбивки по группам, в таких случаях коммуникация достигается с большим трудом и это плохо влияет на результат.

— Вот он, эффект первого года работы со сборной.
— Это тоже нельзя сбрасывать со счетов. Игроки хотят проявить себя перед новым тренером, а соперники не знают, чего от нас ожидать. Опять же многое решает личность коуча, не каждому удается привести всех к общему знаменателю. С Сидоренко у нас все были одинаковы, никто не ходил с видом звезды. Объединяла общая цель — выход в элиту. Всегда были вместе, общались на самые разные темы, и нам было комфортно. Это, наверное, главное, когда чувствуешь, что мы все — команда.

— В Нур-Султане был удивительный турнир — следовало выигрывать все матчи. В элите обычно другая цель: достаточно победить пару раз — и задача выполнена.
— В сильнейшем дивизионе, естественно, не собираешься никому проигрывать. Даже шведам или россиянам. Ты полон решимости бороться за победу. Выходишь, сражаешься... Но уровень мастерства дает о себе знать, все же соперники классом выше. Потом попадается условная Норвегия или Австрия — и настрой становится еще сильнее. Борьба идет за “золотые” очки.
В первом дивизионе уровень другой. Первое — тебе хочется побыстрее вернуться в элиту. Второе — понимаешь, что общий класс сборных примерно одинаков. Все бьются, и времени на раскачку практически нет. Надо брать очки с первого матча. Расслабляться вообще нельзя.

— В канун старта вы успешно сыграли “товарняк” с казахстанцами. Пошло на пользу?
— Однозначно. Перед чемпионатом у нас практически не было товарищеских игр. В первом дивизионе стартуют раньше, а чемпионат страны в этом году закончился позже обычного. Невозможно было найти “окна”. Андрей Михайлович хотел сыграть с венграми и литовцами, но у нас в это время были матчи за третье место плюс другие хоккеисты оказались травмированы. Потому и не вышло.
А с казахами смогли наиграть связки, попробовать какие-то тактические моменты. Понимали, что это лишь спарринг и победа не даст никаких дивидендов, кроме хорошего эмоционального заряда. Тем более казахи были не единственным нашим конкурентом — таковыми представлялись еще корейцы и словенцы.

— Ожидания болельщиков от чемпионата были разными.
— Для меня очевидно, что большинство из них не верили в наше возвращение. Они смотрели на состав и видели, что там нет многих игроков из “Динамо”, КХЛ. Травмы-травмы... И получается, что надежды надо связывать с ребятами из экстралиги. Поэтому, наверное, нас всерьез и не воспринимали.

— Неверие окружающих — хорошая возможность сплотиться. Олег Знарок любил такие ситуации, когда надо биться в окружении сплошных врагов.
— Мне кажется, Сидоренко тоже об этом думал, но вслух не говорил. Его можно понять. Любому тренеру хочется собрать сильнейший состав. Но вообще-то я не помню, чтобы штаб во время чемпионата грузил нас какими-то мотивационными вещами. Все и так понимали. Тренеры говорили исключительно по игре, а мотивация оставалась за капитаном Сашей Китаровым.
Его выбор на эту роль стал стопроцентным попаданием. Он мог и с каждым отдельно поговорить, и со всеми вместе — перед игрой, тренировкой. Находил нужные слова, чтобы выходили на лед предельно мобилизованными. Впрочем, мы и сами постоянно подбадривали друг друга.

— Тебя уже можно назвать одним из старожилов сборной, в сентябре исполнится 30…
— Недавно подсчитал, что сыграл за сборную 130 матчей. Кажется, недавно в нее пришел, а вон как время пролетело… Вспоминаю себя дебютантом и понимаю, что молодым больше всего нужна моральная поддержка. Когда что-то идет не так — а понятно, что по неопытности можно где-то накосячить, — нужен правильный совет. Не накричать, а спокойно подъехать и подсказать, как надо было делать. И тогда человек почувствует, что в него верят. И в следующей игре будет гораздо увереннее.

— Что ты почувствовал, когда узнал, что в матче с хозяевами наши ворота будет защищать молодой Александр Осипков?
— У нас в тот раз не было раскатки и перед отъездом на игру, когда Сидоренко объявил состав, для всех это стало неожиданностью. Мы переглянулись: мол, вроде один из самых важных матчей, может, у тренера какой-то особенный план? Но все понимали, что у нас два шанса — с казахами и с корейцами. И если проиграем хозяевам, то затем в ворота встанет Дима Мильчаков. Хотя потом оказалось, что Сидоренко действительно видел дальше всех. Осипков сыграл очень здорово, и мы решили все проблемы уже в первом матче.
Саша очень сильный вратарь. Двигается хорошо. Хладнокровен, не мандражирует в трудных ситуациях. Здорово, что “Динамо” подписало с ним контракт. Если сможет прогрессировать и в КХЛ, нам не надо будет беспокоиться за заднюю линию.

— Нельзя не отметить героическую игру сборной Литвы, которая, зачехлив корейцев, открыла нам дорогу в сильнейший дивизион.
— Перед игрой с казахами, разминаясь на земле, мы заглядывали в монитор. И были в курсе их сражения с Южной Кореей. Для меня сборная Литвы — вообще темная лошадка. Мы с ней нигде не пересекались, и я понятия не имел, чего от них ожидать. Даже когда разбирали видео, почему-то казалось, что так хорошо они играть не умеют. Все-таки в голове сидит стереотип, что Литва — баскетбольная страна.
Они нас быстро переубедили, уже в первой встрече. Хотя следовало ожидать, что литовцы сразу полезут вперед, все-таки у них тренерский штаб североамериканский. Там всегда проповедуют агрессивный стиль. Короче, не успели обернуться — горим 0:2. Сидим на скамейке, смотрим друг на друга — что вообще происходит? Но мне понравилось, что наши тренеры были спокойны. Никакого крика, все по делу. Да мы и сами быстро пришли в себя. Сидоренко еще до игры сказал, что литов- цы, если ведут в счете и видят, что соперник сникает, то просто доигрывают. Мы, конечно, сникать не собирались. И еще в первом периоде вышли вперед. Но все равно та победа была трудной. Литва — хорошая команда и доказала это в игре с Южной Кореей.

— Белорусы и казахстанцы затем сыграли матч, который удивительно устроил обе стороны. Прости, но об этом не сказал только ленивый.
— Мы не катали “договорняк” — это сто процентов. Казахстан играл на чистую победу, очень хотел взять три очка. Ну, вот момент. За десять секунд до конца хозяева закинули шайбу в нашу зону, и в углу площадки оказались наш игрок и их. Белорус прижал казаха, а тот рвется, не остановить. Наш: “Ну чего ты бьешься, счет всех устраивает!” Тот ни в какую, словно победа ему нужна больше, чем жизнь. Если люди договариваются, то так не играют.
Ведь как получилось? Трибуны сразу погнали хозяев вперед, а мы чуть потеряли концентрацию. Потом сравняли и после трех периодов дали волю эмоциям. Надо было видеть нашу скамейку: впереди овертайм, казахи стоят, готовятся, собираются — а мы ликуем, обнимаемся, поздравляем друг друга. Потому что это очко делает нас недосягаемыми.
Если бы тогда все сложилось по-другому, с корейцами, конечно, был бы совсем другой матч. Трудно настроиться, когда игра не имеет турнирного значения.

— Главным критиком сборной до чемпионата был Захаров. Ты играл и за его “Юность”, и против нее. Какое мнение имеешь о Михал Михалыче?
— В нем много всего намешано. Разного — и плохого, и хорошего. На чемпионате мира, благодаря своим высказываниям, он стал нашим главным мотиватором. И в том, что сборная выполнила задачу, бесспорно, есть и его заслуга. Приложил руку.

— Для твоего “Шахтера” рулевой “Юности” тоже мотиватор?
— Как-то играли с ними плей-офф, и он так расхвалил нашу команду... Мол, у них все такие сильные... От осознания собственной мощи мы расслабились и уступили в серии 1:4. Тут он нас переиграл, стоит признать.
И нельзя отрицать, что как тренер он многого добился. Под его руководством вырос целый ряд хороших игроков. Я с ним недолго работал. Если бы побольше, может, играл бы, как Грабовский и Костицыны в НХЛ. (Улыбается.)

— Кто для тебя лучший белорусский тренер?
— На самом деле кого-то выделить не могу. Мне очень нравился и Льюис, и Сидоренко, и Эдуард Занковец, который взял меня на первый чемпионат мира.

— Грамотный ответ. Мало ли как потом повернется.
— Здесь нет ни лукавства, ни хитрости. Мне нравилось их отношение к игрокам. Оно человеческое. Это не их стиль — напихать, накричать, особенно на молодых. Еще импонирует Сергей Михайлович Пушков. Я с ним немного работал на прошлом чемпионате мира, но ребята, игравшие под его началом в экстралиге, мое мнение разделяют. Классный мотиватор. Если какие-то неурядицы, проблемы, он умеет выделить главное и найти выход из любой ситуации. Это дорогого стоит. Хороший тактик. Если видит, что соперник “прочитал” его команду, меняет план. У него всегда есть несколько вариантов ведения игры, опять же такой универсализм не может не вызывать уважения.

— Владимира Цыплакова тоже вспомним?
— Обязательно. Очень понравилось с ним работать. Владимир Викторович много где поиграл: и в НХЛ, и в российской Суперлиге, поэтому старался привить “Шахтеру” современный хоккей. У меня, кстати, тот сезон в Солигорске был самым урожайным.

— Ты идеальный хоккеист. Для всех тренеров находишь хорошие слова.
— Просто стараюсь ни с кем не конфликтовать. У каждого надо выделить какие-то положительные стороны и, исходя из них, строить общение. Это касается не только хоккея.

— Мудро. Однако почему в нашей стране хоккеистов недолюбливают больше, чем других спортсменов?
— Может, это зависть, что результаты у нас не ахти, а деньги платят, по нашим понятиям, немалые. Мол, они лоботрясы, толком и не тренируются, а вот поди ж... Я таким людям предложил бы надеть хоккейную форму, выйти на лед и тоже начать зарабатывать “сумасшедшие” деньги.
Правда, это все больше на форумах пишут. Мне, например, ни один болельщик такое в лицо не говорил. Нет, я подозреваю, что найдутся те, кто может и сказать. Но, думаю, их все равно будут единицы. Писать всегда легко.

— Когда команда прилетела из Нур-Султана, в аэропорту ее встречали лишь два болельщика.
— Ну да, пять утра — корреспондент СТВ и два молодых парня, которые представились болельщиками минского “Динамо”. Хотелось бы увидеть побольше народу, все-таки мы сделали такое дело… Пусть не обычных людей с плакатами типа “Молодцы!”, а твоих коллег-журналистов.

— С другой стороны, вы же не Кубок Стэнли выиграли...
— Это понятно.. Хотя, думаю, у вас осадок остался после Кореи. Мол, о чем с ними после этого говорить. Но не скажу, что нас это как-то сильно задело. Задача стояла, и мы ее выполнили.
Повторюсь: меня впечатлила атмосфера в сборной, мы почувствовали себя командой. И хотелось, чтобы Сидоренко работал с нами и дальше.

— Что думаешь о выступлении юниорской команды, занявшей необычно высокое место в компании грандов мирового хоккея?
— Это было неожиданно и очень приятно. Парни показали хороший хоккей. Этой командой они второй год играли в группе “В” экстралиги. И думаю, это постоянное соперничество со взрослыми мужиками закалило их характер. И в итоге дало результат.

— Думал, скажешь, что наконец заработала наша система подготовки игроков.
— Я бы хотел, чтобы так было. Чтобы молодые ребята, играющие в североамериканских лигах, смогли пробиться в НХЛ. Чтобы их ровесники, выступающие здесь, дорастали до лучших клубов КХЛ. Это неизбежно скажется на результатах сборной. И, может, она добьется самых громких успехов в своей истории.

— Кто из молодых ребят обнадеживает более всего?
— Ну смотри, назову я какую-то фамилию, а он потом…

— Начнет ходить по клубам, бухать и не оправдает возложенных надежд?
— Вроде того. Не от моих слов, а просто станет менее требовательным к себе. А кто-то из тех, кто сейчас не на виду, возьмет и раскроется. Это я к тому, что шансы сделать хорошую карьеру есть у всех, не только у тех, кто сегодня кажется сильнее. Поэтому надо подождать, время само ответит на этот вопрос.

— Сегодняшние 18-летние хоккеисты похожи на Артема Демкова в таком же возрасте?
— Очень. Такое же огромное желание показать себя, чтобы заметили агенты и скауты. Если в 18 лет остановиться, то все усилия детских тренеров, родителей, которые привели тебя в хоккей и помогали на протяжении многих лет, могут пойти прахом.
Это очень важный возраст для формирования хоккеиста. Либо пойдешь дальше, либо будешь просто играть на каком-то своем уровне.

— А тебе удалось пойти дальше? Если по большому счету…
— Я хотел пробиться в НХЛ. Это была моя мечта. Для начала думал отправиться в какую-нибудь североамериканскую лигу. У меня не было агента, он вышел потом на меня сам и предложил отправиться за океан. Я воспринял это как перст судьбы.
Но на самом деле это очень тяжело — пробиться в лучшую лигу мира. Это большой бизнес. Поиграл в АХЛ — второй лиге под НХЛ. Проблема в том, что не был задрафтован. Опять же значение имеют контракты — односторонние, двусторонние.
Одно время у меня был двусторонний контракт с ECHL и АХЛ, а у других — такой же, но только с НХЛ и АХЛ. Перед Олимпиадой в Сочи наступила пауза в Национальной хоккейной лиге и, несмотря на мою удачную игру, тренер отправил меня в ECHL. Мол, извини, Артем, это бизнес. Да я и сам понимал, что ему надо было дать возможность играть в команде людям, которые “опустились” к нему из НХЛ.

— Есть другой вариант. Выйти против канадцев и отгрузить им пару-тройку шайб.
— Помню, на своем дебютном чемпионате мира 21-летним вышел против канадцев. Но когда ты молодой, тебя, скорее всего, поставят в четвертое звено, которое, как правило, занимается решением других стратегических задач. Но ты прав по большому счету. Значит, плохо проявлял себя. Много переживал, и игра от этого лучше не становилась.

— Что бы сейчас делал иначе?
— Больше бы держал шайбу, брал игру на себя. Избавился бы от излишней суеты. Мне бы тогда сегодняшнюю голову… Раньше ведь как? Стараешься себя проявить и одновременно боишься совершить ошибку, чтобы не убрали на лавку. А делая ошибку, начинаешь себя накручивать. На самом деле это лишнее. Сделал вывод — и забыл.
Хорошо играешь тогда, когда чувствуешь уверенность. Видишь, кто-то раскрывается в 18, кто-то в 25. А у меня получается в 29. Сейчас я нахожусь в своей лучшей форме за все время занятия хоккеем. Вроде даже и бегать медленнее не стал.

— Может, потому что никогда режим не нарушал?
— Это заслуга родителей. Они меня правильно воспитали, и я всегда держал себя в тонусе. Ну а смысл здоровье гробить, если хочется заниматься любимым делом как можно дольше?
Знаешь, когда я первый и последний раз напился? На выпускном в минском училище олимпийского резерва. Знатно мы тогда отметили. Родители были в шоке. Пришел домой в нехорошем состоянии, и мама уложила меня спать. Папа вечером вернулся с работы, и она ему с порога: “Дима, не волнуйся, наш сын немного не рассчитал силы”. Отец мне тогда ничего не сказал.
Наутро мама уехала на дачу. Папа остался дома — ждал, пока я проснусь. И потом мы вместе тоже отправились за город. Мама потом сказала, что уже по походке было видно, что мне тяжко. Думаю, это понимал и отец, но все равно всучил мне лопату, и я перекапывал землю, что называется, от забора и до обеда.
Таким было наказание за нарушение режима. Урок пошел впрок. Хотя мне и так было невыносимо стыдно за состояние, в котором видели меня родители.

— Как думаешь, почему многие молодые спортсмены злоупотребляют спиртным?
— Когда человек начинает более или менее играть и зарабатывать, то у него появляется мысль: “Я хорошо потренировался, хорошо провел матч — мне надо расслабиться”. Потом это входит в привычку и остановиться уже очень трудно. Наверное, так.

— Многие твои товарищи по юношескому хоккею из-за этого так толком и не заиграли.
— Массовости в этом процессе нет. Вспомню только одного парня. Но какого! Подавал огромные надежды, безусловный номер один в нашей команде 1989 года. И по антропометрии, и по технике. Не знаю, что с ним случилось, но покатился вниз. Потом даже в тюрьму попал. Жалко, талант действительно был неимоверный.

— Таланты часто гаснут еще на подходе к вершине.
— Видимо, думают, что перед ними всегда будет расстелена красная ковровая дорожка. Что можно будет и играть, и хорошо отдыхать. Но, как показывает практика, на одном таланте далеко не уедешь. Я, например, всегда был работягой. И куда-то пробился только за счет работы.

— Кто для тебя главный талант в мировом хоккее?
— Сидни Кросби. Всю жизнь мечтал с ним встретиться на льду, и однажды мечта сбылась. На чемпионате мира-2015 играли с канадцами в четвертьфинале. Я даже выиграл у него вбрасывание! Но мы проиграли 0:9.

— Обидно.
— Мне кажется, Кросби само воплощение идеального хоккеиста. У него слабых мест нет вообще.

— Овечкин?
— Он однопрофильный хоккеист. Бросок, напор, но... Сидни на льду куда более разнообразен.

— Какие сильные стороны у Артема Демкова?
— Моя фишка — скорость. Если она есть, и ты обладаешь определенным техническим багажом, то всегда будешь опасен для противника. Конечно, с годами скорость должна уходить, но если следить за собой, чем я, собственно, сейчас и занимаюсь, то процесс можно притормозить. Еще один плюс — с возрастом стал мудрее, стал лучше думать на площадке. Уже нет такого, что сломя голову куда-то летишь.

— Пора бы уже и команду поменять, при всем уважении к горнякам.
— Не скрою, хочется подняться на уровень выше.

— Жаль, в “Динамо” продолжается кастинг главных тренеров.
— У каждого тренера свое видение состава. Хотя, конечно, хотелось бы поиграть за “Динамо”. Кто из белорусских хоккеистов откажется от этого? Но я бы не стал утверждать, что национальный чемпионат у нас слабый. Он довольно добротный и в нем интересно играть. Но, бесспорно, “Динамо” — это КХЛ. И это вызов.

— Как скоро начнешь готовиться к сезону?
— Вначале отдохну. Съездим куда-нибудь вместе с семьей. А потом помаленьку начну себя грузить. У меня рядом лес, где я бегаю. Так что дней через десять буду там постоянным клиентом.



Комментарии (0)