2020-04-23 21:01:28
Интервью

Александр Макрицкий. Владимир Юрзинов убеждал: не думайте, что хотите победить больше, чем игроки

Александр Макрицкий. Владимир Юрзинов убеждал: не думайте, что хотите победить больше, чем игрокиИнтервью с главным тренером новоиспеченных чемпионов страны можно было бы назвать дежурным, если бы как минимум не одно “но”.


Во время предыдущего, на стыке осени и зимы, когда еще восьмикратная на тот момент “Юность” только финишировала в Лиге чемпионов, в разговоре с
Александром МАКРИЦКИМ была в числе прочих затронута тема, которую тогда решили опустить, но позже — обязательно к ней вернуться. А именно — роль психологии в воспитании хоккеистов. Весна же подкинула еще одну тему, которую не минуть. Нет, не девятое чемпионство “красно-синих” — это само собой. А ту, из-за которой весь мир нынче стоит на ушах. И из-за которой начало завершающего предотпускного сбора абсолютных лауреатов-2019/20 было перенесено с 20 апреля на... Да, видимо, насовсем.

— Что-то подсказывает, что и 27-го числа “Юность” не начнет вытягивающий сбор.
— Да, решили перейти на индивидуальный план работы. Врач нашей команды все держит под контролем. Объезды игроков не устраивает, конечно, но на связи со всеми членами команды постоянно. Жалоб на здоровье ни от кого не поступало.

— Чемпионский восторг уже схлынул?
— К сожалению, из-за ситуации с вирусом он оказался смазанным. Фактически отметили только в раздевалке после пятого матча финала. И все: о каких-то празднествах и положенных в таких случаях банкетах говорить сейчас не приходится. А жаль: хотелось бы собраться в неформальной обстановке, с женами, семьями, и отпраздновать. Команда это заслужила.

— Черновик своей речи, будь банкет возможен, главный тренер уже набросал?
— Здесь долго напрягаться не пришлось бы, такие спичи идут от сердца. Особенно по окончании сезона, когда команда выполняет все поставленные перед нею задачи. В такие моменты теплых слов для ребят хватает. Это именно они выходили на лед и добивались поставленных целей.

— Пока тренеры на скамейке теряли килограммы нервов.
— У нас такая работа. Даже когда команда в лидерах. Причем попроси определить, какой матч оказался самым нервным — не найду ответа. Наверное, это игры плей-офф, где ошибки уже часто нельзя исправить. Хотя, считаю, и в такие моменты не стоит перебирать с эмоциями. Иногда они способны не завести команду, а посеять панику. А игроки должны чувствовать уверенность.

— По счету в сериях плей-офф может сложиться парадоксальное ощущение, что больше всего “Юность” напряг “Локомотив” в четвертьфинале.
— И оно окажется ошибочным. Ни одной простой игры не припомню. Просто в четвертьфинале оршанцы предсказуемо избрали чисто оборонную модель. А у нас как раз возникли проблемы с реализацией. Не с атаками и созданием голевых моментов, а именно с их завершением. Да и вратарь соперника поймал кураж. Плюс большинство у нас забуксовало.

— По окончании победного для “Юности” финала игроки не скрывали, что перед овертаймом пятого матча серии в раздевалке им крепко досталось...
— Я не люблю говорить о том, что было в раздевалке... То, что предназначалось игрокам, пусть для них и предназначается. Скажу только, что какого-то разноса точно не было. Даже скорее наоборот.

— Я помню слова из нашего декабрьского интервью, которые тогда даже вынес в заголовок. Мол, иногда внушение шепотом игроку куда эффективнее крика. Часто ли в плей-офф приходилось “шептать”?
— Дело не в тембре сказанного, а в его цели. Главное, чтобы адресат тебя услышал и понял. Не так много игроков, до которых невозможно достучаться без крика. В большинстве случаев хоккеист, когда видит, что тренерские задания приносят результат, будет стараться их выполнить. Интересно высказался Владимир Владимирович Юрзинов, выступая на тренерской конференции в Москве, где мне посчастливилось принимать участие: “Не думайте что только вы, тренеры, хотите побеждать! В большинстве своем игроки очень хотят выигрывать. А наша задача — помочь им в этом”.

— Но психологические-то приемы это не отменяет?
— Безусловно. Спортивная психология — вообще очень интересная наука. Когда учился в ВШТ, полезно и познавательно было почитать и послушать лекции на эту тему. И сейчас по мере возможности стараюсь продолжать образовываться в этом направлении. О важности правильных действий тренера как психолога могу даже привести пример из моей игровой практики. Запомнился один эпизод на чемпионате мира в Риге в 2006-м по ходу матча против швейцарцев. Мы тогда победили 2:1, но понятно, что простым матч не назовешь, тем более на кону была путевка в плей-офф. Ко второму перерыву мы вели 2:0, но ближе к середине третьего периода пропустили. Причем косвенно — из-за моей ошибки. Не то чтобы грубо напортачил, но сыграл не по заданию, не по системе и понимал это. Качусь после пропущенного гола на скамейку в ожидании заслуженного разноса, возможно, даже снятия с матча в его концовке. И вдруг слышу от главного: “Оставайся на поле и играй”. И это сразу после проведенной смены, ошибки, пропущенного гола...

— Может, поэтому и сработало. Для нашего же человека, тем более взращенного советской школой хоккея, это своеобразный шок. Мол, как это: за “косяк”, который может стоить команде больших потерь, не немедленно отхватить, а немедленно получить шанс исправиться.
— Просто тренеру нужно понимать, что любой игрок — личность, а личности по характеру и складу разные. И надо стараться находить подход к каждому с учетом особенностей. Кого-то нужно успокоить, кому-то необходим “волшебный пендель”, а кого-то, может быть, лучше придержать на лавке какое-то время. Хэнлон это умел: именно в плане психологии у него было чему поучиться.

— У нас таких тренеров был дефицит?
— Отнюдь, лучшие тренеры советской школы в этом плане тоже были на уровне. Просто времена меняются, люди другие, естественно и подход должен быть соответствующий. Но есть определенные константы, которые, как им и положено, остаются неизменными.

— То есть доводилось и до Хэнлона сталкиваться с чем-нибудь эдаким в исполнении тренеров?
— Конечно! Один такой эпизод могу припомнить еще с юношеских лет, пусть он прямо меня и не касался. Тогда нескольких игроков нашего 1971 года рождения привлекли на матчи старшего возраста. Если ничего не забыл, на игры первенства СССР среди хоккейных спецклассов. И вот с одним нашим габаритным защитником случился казус.

— Габаритный защитник 1970 года рождения... Хмыль?
(Смеется.) Нет, не о нем история — Олег всегда был в порядке. Не выпытывай, все равно не скажу. А сам не угадаешь — тот парень не выбился в профи. Так вот ситуация: принимает он шайбу на своей синей линии и, откатываясь спиной, ищет, кому ее отдать. Габаритами-то бог действительно не обидел, а вот катание прихрамывало. В какой-то момент теряет равновесие, начинает заваливаться на спину. Причем не сразу, а перебирая ногами в попытках устоять. Наш вратарь видит, что дело плохо, выкатывается на подстраховку на подбор шайбы. В итоге защитник падает сам, сносит заодно и его, оставляя соперника с шайбой перед пустой “рамкой” с понятным исходом. Мы на скамейке притихли: смотрим, как отреагирует тренер. Тот год вел Валерий Владимирович Евдокимов. И что он делает: достает из кармана ключ от раздевалки и молча, демонстративно отвернувшись, протягивает его вернувшемуся со смены виновнику. Все! Да никакой крик не мог бы наказать парня сильнее. Так и побрел тот в раздевалку с низко опущенной головой. Причем эффект получился как бы сразу двойным: и жесткое наказание провинившегося, и сигнал остальным собраться.

— Вспоминается похожая, пусть и не такая комичная история — из второго матча “Юности” в плей-офф Лиги чемпионов в Мюнхене. Когда обрезка Цыганова на чужой синей в большинстве привела к голевому выкату мюнхенца “в ноль”. И это при счете 0:0 в концовке второго периода. Даже посочувствовал россиянину, катившемуся на смену после этого его промаха. Здорово ему влетело?
— Стоило видеть глаза Дениса тогда. Было видно, что за те метры, что он катился на скамейку со смены, парень сам себя уже морально уничтожил. Так что говорить, делать какие-то внушения необходимости у тренеров уже не было.

— Тяжело ли с точки зрения психологии работать, скажем, с Брикуном?
— Вратари — отдельная категория, их вообще не будем касаться. Их психология — особая наука. Полевые хотя бы сменяются, а голкипер же весь матч на “ленточке”, на последнем рубеже. Тут и психологическая нагрузка в разы большая. Так что им без крепкой психики никак.

— Тогда — о тактической смелости тренера. Решиться доверить 20-летнему форварду место в первом звене в плей-офф не так-то просто. А Дроздов в итоге стал лучшим бомбардиром игр на вылет.
— По-моему, многие, и журналисты в частности, уделяют слишком большое внимание именно факту его выигрыша в бомбардирском зачете. В отрыве от другого — сколько на этот его успех поработали партнеры по звену Дрозд и Стефанович. А собрать их в таком сочетании пробовал еще по ходу “регулярки”. Было видно, у звена есть потенциал. А плей-офф это только подтвердил.

— Улавливаю профилактику возможной звездной болезни у молодого бомбардира.
— Рановато еще Дроздову “ловить звезду”. Вернее, даже не так: ее не стоит ловить никому в любом возрасте и при любых регалиях. Кое-какие ненужные моменты в начале сезона у Ивана были, но он сделал правильные выводы и перестроился.

— А у Пальчика шансов не по годам блеснуть в плей-офф не было?
— Ну почему не было, он же играл. Парень перспективный, но решили в решающих матчах доверить более опытным ребятам. А так все зависит от самого парня. При правильном подходе к делу и старании у Александра все еще впереди.

— За вычетом тренера вратарей Дмитрия Карпикова нынешний наставник сборной Михаил Захаров как-то не слишком рассматривает новый и успешный штаб родного клуба в качестве ассистентов. Есть версии почему?
— Считаю, в любой команде именно главный тренер должен определять состав своих помощников. И ими необязательно должны быть те, кто что-то выиграл. Если бы в этом был залог успеха, его рецепт оказался бы слишком простым. А здесь много факторов, включая ту самую психологическую совместимость.

— Насколько помню, твой контракт закончился…
—Не закончился, действует до 30 апреля. Так что, несмотря на все “удаленки” и изоляции, трудимся. Уже работаем с Алексеем Торбиным над формированием состава на будущий сезон.

— С прицелом на Лигу чемпионов?
— Безусловно. Правда, пока это сложновато делать. Непонятно, что там с лимитами и регламентом на следующий год.

— Как же непонятно — решение исполкома опубликовано. Разрешили брать двух иностранцев сверх прежних пяти.
— Клуб должен не просто это где-то прочитать, а получить соответствующее официальное письменное уведомление, тогда и можно работать. А то, знаешь, у нас всякие сюрпризы возможны. Нужно четко видеть, что легионеров должно быть столько-то, молодых — столько, возрастных — аналогично. Хотя вот этого возрастного лимита до сих пор не могу понять.

— И в этом не одинок: многие не могут.
— Хоть убей, не понимаю и не пойму никогда. Легионеры, молодые — о количестве можно спорить, но по крайней мере логика лимитов и квот очевидна. А здесь...

— Черновик списка приглашаемых иностранцев уже готов?
— Определенный пул игроков, которые нас интересуют, есть. Там и россияне, и хоккеисты из Европы. В ком-то заинтересованы мы, кого-то нам предлагают. Здесь еще один момент: зарплатный потолок делает приглашение легионера очень сложной задачей. Нужно же не просто пригласить кого-то из-за границы, а попытаться подписать на довольно скромный бюджет максимально полезного исполнителя.

— Особенно учитывая, что прошлым сезоном “Юность” задала сама себе в Лиге чемпионов не низкую планку.
— И поэтому тоже. Действительно очень интересный турнир. И очень трудный даже в плане завоевания права выступить в плей-офф, что уж говорить о преодолении хотя бы первого его раунда. Но будем стараться. Причем не зацикливаясь все-таки единственно на лиге — других задач ведь никто не отменял. Так что нужно заодно и правильно рассчитать силы на всей дистанции следующего сезона.

— Планирование подготовки к нему пока…
— ...очень затруднено. На сегодня же у нас нет ни календаря, ни тем более ясности, когда эпидемиологическая ситуация стабилизируется. Очень жаль, что приходится отменять постсезонный сбор. Сейчас бы самое время поработать над слабыми сторонами, развить сильные. В ходе чемпионата времени на это практически нет, у летних кэмпов тоже своя специфика. Но стараемся как-то выкручиваться: наш тренер по физподготовке предлагает ребятам работу в индивидуальном режиме.

— А как контролировать выполнение?
— Парни должны сами понимать, что месяц лежания на диване “отбивать” потом будет очень сложно и долго. Так что надеемся на их добросовестность. Хотя, считаю, времена тотального контроля и работы из-под палки должны уже кануть в Лету. Каждый должен понимать, что если он считает себя профи, то организм — его инструмент. Ни один профи, в какой бы сфере он ни работал, не позволит себе держать инструмент ржавым. Иначе он максимум любитель.

— И все же — о новом контракте: логично, что успешный сезон поднял котировки тренера Макрицкого.
— Хочется на это надеяться. Я открыт для предложений.

— Из-за пределов Беларуси имеются?
— На уровне диалогов и обсуждений возможного сотрудничества — да. Но пока без конкретики.



Комментарии (0)