2007-07-17 15:12:33
Легионеры

Дела семейные. Костицын большой, Костицын маленький

Дела семейные. Костицын большой, Костицын маленький

Каким бы тесным ни был мир, но и его тесноты порой достаточно, чтобы собрать в одном пространстве/времени всех членов одной семьи оказалось для журналиста делом непростым. С идеей встретиться в один час и в одной точке со всей семьей КОСТИЦЫНЫХ я жил последние несколько лет. Ясно, что мечтать об этом в ходе сезона не имело смысла — ни в 2005-м, когда старший из братьев перебирался из ЦСКА за океан, ни в 2006-м, когда по ту сторону Атлантики играли уже оба брата. Но и в межсезонье задача упрощалась ненамного: в родном Новополоцке застать всю семью представлялось трудновыполнимым делом. Вместе или, того хуже, по отдельности ее члены уезжали с родины то на рыбалку, то на золотые пески Антальи и прочих кушадас на заслуженный отдых. А между тем чуть более подробное знакомство с генеалогическим древом Костицыных делало крайне желательным рандеву и с родителями.





Наверное, для многих новополоцких любителей хоккея это не станет новостью. Да и я прежде краем уха слыхал, что глава семейства Костицыных Олег Павлович в свое время тоже гонял шайбу. Но прав наш аксакал хоккейного пера Игорь Мартыновский, не устающий вдалбливать в молодые головы, что “книжки умные надо читать”. Наугад достав справочник новополоцкого хоккея начала 90-х, он просветил, что “поигрывал” Костицын-самый старший весьма и весьма. Для фактически любителя, перешедшего из футбола в хоккей, титул лучшего бомбардира фарма “Химика” в чемпионате БССР- 1990/91 — не хухры-мухры. Как тут волей-неволей не пофилософствовать об отцовских генах. В том числе и с их помощью Андрей и Сергей нынче карабкаются на НХЛовские арены. А первый уже, считай, благополучно преодолел тернии на этом непростом пути. Да и привычная система координат нынче нуждалась в ревизии. Поди теперь разберись, кто из Костицыных-хоккеистов старший.
В общем, когда передо мной встала дилемма “сейчас или никогда”, пришлось хватать ноги в руки и срываться на север страны, откуда родители наших хоккейных надежд днем позже уезжали на юга. В моем распоряжении было пару часов и радушие хозяев. Решив не вариться в душной “двушке” — эдаком родовом гнезде клана Костицыных, мы выбрались в пригород. Дачные “Дубки” умиляли живописностью пейзажей вполне на уровне Браславских озер. И как нельзя лучше располагали к беседе под чаек из самовара, заботливо подготовленного Еленой Петровной. Начали, само собой, с той самой генетики. А разве были варианты?..

Часть 1, драматическая (как Андрей “покрестил” Сергея)

— Может, копнем еще глубже? Вдруг и дед белорусских восходящих звезд НХЛ имел прямое отношение к хоккею или хотя бы был болельщиком?

Олег Костицын: Увы, здесь огорчу — ничего подобного. Да и сам-то я пришел на лед из футбола, когда в Новополоцке появились Бляхман и его единомышленники и хоккей в городе начал бурно развиваться. Дай бог памяти, кажется Владимир Леонардович и посодействовал смене моих приоритетов.

— Более чем уверен, что хоккейная стезя обоим сыновьям была предопределена отцом.

О.К.: Можно сказать и так. Правда, Серегу еще год пришлось переубеждать. Против хоккея-то он ничего не имел, но тянуло его, понимаешь, на вратарскую позицию.

— Что так?

Сергей Костицын: Да, честно говоря, и не помню уже. Интересно было, даже несмотря на урок, преподанный Андреем за пару лет до того. Пошли мы как-то гулять с отцом, брат меня в ворота поставил и к-а-а-а-к ахнул шайбой. Попал точно по переносице, а я ж без маски…

О.К.: Здорово тогда младшему досталось: рваная рана, кровь хлещет при каждом выдохе. Я его быстро на руки, вызвали “скорую”, завезли в больницу, зашили.

Е.К.: Погуляли, называется...

О.К.: Нормально, мужиками уже тогда были, дело житейское.

— После такого по крайней мере маму могло навсегда отвернуть от хоккея. Что думаете, Елена Петровна?

С.К.: Она слушала Олега Павловича. (Смеется.)

— Получается, старший посвятил младшего в хоккеисты уже в три года.

С.К.: Выходит, так. Но все равно лет до семи (начал-то я заниматься в шесть) тянуло во вратари. Упрямый же, хотелось отомстить и ловить шайбы уже не носом. Но отец в итоге отговорил.

О.К.: Запрещать не запрещал, однако препятствовал. В итоге добился, что оба пошли по моей стезе. Я ж в свое время “центра” играл.

— А наследников что-то все на края тянет.

С.К.: Немножко довелось и мне в центрфорвардах походить, тренер экспериментировал. Но это не по мне: там же в оборону откатываться надо. Соответственно работы больше, смены короче. А на фланге больше времени на льду, больше шансов забросить. Раньше Андрей в основном справа, я — слева. Теперь, уже, наверное, все равно.

Часть 2, сравнительная (о братстве и “дедовщине”)

— Думается, белорусских болельщиков следующие полтора десятка лет ждут споры, кто из братьев Костицыных талантливее. Интересно мнение на этот счет родителей.

Е.К.: Как можно сравнивать, они же разные. Андрей поспокойнее будет, а младший более шебутной.

О.К.: Да уж, провокационный вопрос… Характеры у сыновей, конечно, разные. Но на площадке похожи в одном: если кто зацепит — спуску не дадут.




— Отцовская школа?

О.К.: Вряд ли. Когда пацаны пошли в секцию, старался не вмешиваться. Там тренеры, они знали свое дело. Да и в наше время какие там драки были… Любители же играли в основном, все друг друга знали. Максимум могли потолкаться, если уж совсем разгорячились.

— Зато теперь поединки разве что не боксерские. Неуж-то материнское сердце не екает?

Е.К.: Я, наверное, смотрю на драки хоккеистов уже как болельщица, даже интересно. А за мальчишек спокойна. Уверена, что за себя постоять смогут.

С.К.: Андрюха особенно. Ему достаточно полтычка, чтобы завестись. Я же, играя в Беларуси, считай, ни с кем толком и не повздорил на льду. Да и в канадском “Лондоне” навскидку всерьез пришлось сцепиться однажды — как раз в последнем плей-офф этой весной. Провел силовой прием по правилам, а на меня вдвоем накинулись. А я уже тогда был на взводе. В общем — понеслось. Но как минимум не уступил зачинщикам.

— Зато в детстве, подозреваю, между собой дрались часто.

О.К.: А то! Здесь уж особых поводов не надо: слово за слово — и уже разнимай.

С.К.: Бывало. У меня же, получается, детство прошло под знаком дедовщины, “дембель” всегда был рядом.

— Баул заставлял таскать…

С.К.: Без этого обошлось. Да и как, Андрей же в других группах занимался. Причем постоянно опережал свой возраст. За время детства и юности сменил много тренеров.

— Сами-то братья уже ощутили, что обречены быть объектом для сопоставления?

С.К.: В Канаде прочувствовали это в полной мере. Болельщики, тренеры, журналисты сравнивали и, наверное, будут сравнивать нас постоянно. Один из заокеанских фанатов даже сайт сделал. Вроде как наш с Андреем объединенный, братьев Костицыных.
Довелось заглянуть на этот сайт (кто желает — kostitsyn.cjb.net). Странно было бы увидеть там иное голосование, кроме как “Кому из братьев вы отдаете предпочтение?”. Основная масса выбрала демократичный вариант “нравятся оба”. Но в числе тех, кто рискнул отдать предпочтение кому-либо, что интересно, по состоянию на середину июля количественно лидировали поклонники Костицына-младшего (139 голосов против 126).
Тем временем к нам очень кстати присоединяется и Костицын-старший, которого семейный дела задержали в городе. Общение наконец стало полноформатным.

— Каково быть младшим братом Андрея Костицына, считай, выяснили. А каково старшим Сергея?

А.К.: Очень даже просто. И не держал я его в черном теле, нечего преувеличивать. Ну было дело, осаживал по праву старшего, когда совсем уж борзеть начинал. Но Серега в основном сам всегда все правильно понимал и над собой работал не меньше моего.

Е.К.: Меньше…

А.К.: Это он просто в школу больше ходил и уроки учил. А я же со льда — и спать.

— Согласен с мнением, что для драки с твоим участием тебе нужен меньший повод, чем Сергею?

А.К.: Разве? Я ж вообще, считай, не дерусь.

С.К.: Ну да, а кто рассказывал про три потасовки в “Гамильтоне”? Ты ж даже за своего заступался.

А.К.: Ну было дело. Но разве это драки? Так, потолкались, больше на психику давили, чем кулаки подключали.

Часть 3, повествовательная (о детстве, родине и чужбине)

— Довелось слышать, что гонорары профессиональных игроков — плата за потерянное детство. Согласитесь?

О.К.: Не считаю, что сыновья что-то потеряли. Да, дворовой жизни из-за занятий хоккеем у них, считай, и не было. Но все лучше, чем они шатались бы по подворотням.

С.К.: Согласен. Потерянным свое детство совсем не считаю. Хотя вспомнить какие-то детские впечатления за рамками льда и правда сложно. О самом ярком в раннем детстве уже говорили: бросок Андрея не забудешь. Но больше было, конечно, позитива. Мы же со своим 86-м годом постоянно были в призерах всевозможных турниров. Негатива же меньше. Ну разве что два перелома руки. Здесь я менее удачлив, чем брат. Он серьезных травм в юношеском возрасте как-то избежал.

А.К.: Никогда не завидовал ровесникам. Они, может, и завидовали: у меня было любимое дело. Мечта была…

— Об НХЛ, что ли?

О.К.: Зря иронизируешь, и о ней тоже. Не с детства, само собой, но лет с 15-16, когда парни почувствовали силы, стали привлекаться в сборные, цель стала именно такой. Получается, и здесь они скорее похожи.

— Друзья, стало быть, тоже в основном из хоккейной среды?

С.К.: Ну да. На отдых, например, ездил с Игорем Ворошиловым.

— Кстати, вы с ним своего рода антиподы. При одинаковых авансах, выдаваемых вам с младых ногтей, у тебя заокеанская карьера складывается куда удачнее.

С.К.: Он же немного моложе. И потом просто попал не в свою команду, такое случается. Его тоже хотели взять в “Лондон”, там бы дело пошло, точно знаю. Ничего, он свое еще наверстает.

А.К.: У меня та же история — на школьную дружбу времени особо не хватало. С парты дружен не с кем-нибудь, а с хорошо известным болельщикам Вовой Денисовым или Саней Жидких. Он, кстати, как и я, в этом году стал отцом.

— В школьные годы английский проходили оба?

А.К.: Очень точно сказано — проходили. С успехами дела обстояли куда хуже, тогда же не просчитывали, что позже “инглиш” понадобится позарез.

— Как дела сейчас?

А.К.: Немногим лучше, если честно. Хоть на бытовом уровне, на площадке объясниться уже могу — и то хлеб. Первые недели за океаном в этом смысле были куда веселее: тебе что-то втолковывают, а ты ни слова не понимаешь и помочь некому. Неприятное ощущение.

— Партнеры — не помощники?

А.К.: Сейчас, когда я их русскому научил, уже лучше.

С.К.: Точно, у меня в “Лондоне” тоже желающих хватало. Ясно, что всерьез никто не изучал, но словечки постоянно выхватывали, потом любили поделиться “знаниями”, поприкалываться.

— Сергею, может показаться, всегда было чуть проще. Он постоянно идет в роде как по следам старшего брата.

А.К.: Наверное, у каждого все-таки свой путь. В Россию вот Серега не ездил. Хотя хотел, наверное, за зарплатой с чемоданом ходить.

— Но обошелся. Не думаешь, что ты потратил как минимум год зря?

А.К.: Зря ничего не бывает, тоже школа. Ну что поделать, если, во-первых, не повезло приехать в период слияния разделенного когда-то ЦСКА. А во-вторых, попасть в немилость к Тихонову, который задвинул меня на вторые роли без видимых причин и объяснений.

— Застолбив место в основе “Монреаля”, ты, получается, утер нос мэтру?

А.К.: Не знаю, кому я там что утер, но точно не ставил никогда такой цели. Просто делал то, что любил с детства — играл в хоккей.

— И все равно даже в игровых номерах наблюдается четкая иерархия. Старший — 23-й, младший — 24-й. Вроде как следующий.

О.К.: И никто не взял 19-й, под которым я играл, как ни убеждал.

А.К.: На самом деле никакой системы. В детстве играл под 10-м, но в каком-то возрасте он оказался застолблен другим. Пришлось брать первый попавшийся — тот самый 23-й, под которым выступал со времен юношеской сборной, привык. Правда, в “Монреале” придется отвыкать, там он навечно закреплен за Бобом Гейни. И даже мой нынешний 46-й в составе “канадцев” не просил. Хотя может показаться, что это 23, умноженное на 2.

С.К.: У меня тоже никакой закономерности. Просто в сборной 86-го года довелось быть капитаном. И оказалось, что капитанская майка как раз под 24-м номером. Ну а дальше, как и брат, привык.

— Костицыны до отъезда в Канаду и после — разные люди? Андрей, например, стал злее, что ли.

А.К.: Да ну, глупости. Чувство юмора точно осталось со мной. Улыбаюсь, по крайней мере, не реже, что в быту, что на площадке. Хотя со стороны виднее.

С.К.: Конечно, изменился, играть стал лучше.

Е.К.: Для меня, само собой, оба остались прежними. Разве что видеть теперь приходится реже. И не только из-за расстояний.

— Что еще мешает?

О.К.: Канадское и американское посольства. Глупейшая ситуация, но тем не менее: нам уже дважды отказали в визе. Сначала хотели приехать на драфт Андрея, потом — просто в гости, посмотреть, как сыновья устроились. Канадцы отказали: мол, сыновья в Северной Америке, с Беларусью, кроме них, мало что связывает, значит, потенциальные “невозвращенцы”. Вроде мы спим и видим, как бы остаться за океаном. Нонсенс, но что поделаешь? Позже пытались попасть в Новый Свет с помощью американского посольства — отказ на том же основании.

А.К.: Так и не поняли, что произошло. Игроков-то русских что в Канаде, что в Штатах хватает. И ко всем родня ездит по вызовам без проблем.

— Может, к русскому паспорту больше доверия, чем к белорусскому? Как вы вообще относитесь к смене гражданства ради карьеры?

С.К.: Ради хоккейной, наверное, при определенных обстоятельствах это допускаю.

А.К.: Вот именно, что только при определенных. Шаг-то серьезный, и предпринимать его нужно в крайнем случае. И четко понимать, что таких талантов, как у нас, в России хватает. Карага вон в свое время принимал российское гражданство, даже с наметкой на сборную России. Ну и где он сейчас?..

Часть 4, описательная (о “конях” и журналистах)

— Ну вы-то вполне определенно за океаном. Переезд из Лондона в Гамильтон долгий?

А.К.: Да нет, полторы сотни километров, кажется. До Торонто часов семь-восемь.

С.К.: Да ну восемь — за шесть можно управиться.

— Видно, правы те, кто считает младшего большим живчиком за пределами площадки. Помнится, ты еще в “Гомеле” гонял на своей первой машине без прав.

С.К.: Ну вот, сдали с потрохами. Ну было дело. Так ведь я же осторожно, без фанатизма.
На автомобильной теме нельзя было не остановиться чуть больше. Последний год многие болельщики узнавали Костицына-старшего по мощному “Хаммеру”. Который, как оказалось, уже продан.

— Говорят, автомобиль, как и домашнее животное, — своеобразная копия хозяина.

С.К.: Не знаю, может быть. Первой машиной была “Ауди”, сейчас предпочитаю скорее спортивные авто.

— Зато брат, судя по всему, что потяжелее.

А.К.: Не факт. Начинал с “Гольфа”, был “Хаммер”, по Америке езжу на мерседесовском внедорожнике, но это не какой-то стереотип. Что до “Хаммера”, то просто хотелось попробовать, как себя чувствуешь за рулем этого танка, нравится он мне. Попробовал — хватит. Но спортивные модели мне тоже по душе. Только не пиши, что у меня в гараже “Феррари”. А то была история с одним журналистом. Поинтересовался он, какие машины мне нравятся. Ответил, что “Ламборджини”. Через какое-то время появляется его статья, где всерьез написано, будто Андрей Костицын со дня на день приобретает себе “Ламборджини”.

— А младший на чем ездит за океаном?

С.К.: На своих двоих. У меня же квартира в двух шагах от арены, смысла покупать машину нет. Да и к полиции тамошней еще приноровиться надо.

А.К.: На самом деле ничего сложного. Однажды меня штрафанули, но за самое распространенное нарушение — неправильную парковку. Там же, не как у нас, машину не бросишь, где есть свободное место.

— Раз уж затронули тему СМИ, как складываются отношения с ними за океаном?

А.К.: Сейчас общаемся активно. Там же постоянно приходится уделять время масс-медиа: до матча, после…

— И во время, в перерывах. Быстро привыкли?

А.К.: Спешить не было особой необходимости. Тамошние репортеры сразу поняли, что со мной не особенно то пофилософствуешь — знание языка поначалу находилось около нуля, даже не подходили. В последнее время, конечно, чаще обращаются.

— Любимые собеседники среди заокеанских журналистов есть?

А.К.: Сложно кого-то запомнить, когда просто открывается раздевалка и вваливается с полсотни человек с камерами, фотоаппаратами и диктофонами. Поначалу напрягало, конечно, но потом свыкся. Таковы тамошние обычаи, что поделаешь.

— Сергей, в “Лондоне” было так же?

А.К.: Ага, с той разницей, что к ним вваливался один. Больше-то у них нет.

С.К.: Да ладно, хватало и у нас. Правда, в раздевалку их не пускали, но в микст-зоне возле нее народ тоже всегда толпился. Программой-минимум было общение с несколькими сотрудниками пресс-службы, работавшими на клубный сайт и готовившими пресс-релизы.

— Даже в Америке чувствуется преемственность. В “Гамильтон” Сергей сейчас переберется на накатанную братом колею.

А.К.: А точно, Серый, смотри, скольким ты мне уже обязан. Ничего, потом рассчитаешься. Дом мне на озере купишь.

— На Онтарио?

А.К.: Да ну, зачем мне это Онтарио. Здесь, в Дубках.

— Да уж, места царские. Понимаю, отчего вы с удовольствием месяцами отдыхаете на родине.

А.К.: А раньше еще лучше было — скутер имелся. Вон от него один разбитый поршень остался. Это Серега пару деревьев на берегу снес. Я-то все больше посерединке гонял, где попросторнее.

— И все же что будет главным советом брату, которому, вероятно, предстоит стартовать в “Гамильтоне”, кроме изучения языка?

А.К.: Изучение языка. В остальном там все просто: сон, еда, тренировка, игра и так по кольцу. Ну, под настроение можешь себе шоппинг устроить, но это нечасто. А то будет, как однажды случилось у меня, когда решил выбраться к Серому в Лондон. Еду по трассе, а тут звонок на мобильный. Тренер спрашивает: “Ты где, по “Моллу” гуляешь?” Это такой супермаркет в Гамильтоне, где можно найти все, что душе угодно. “Нет, — говорю, — к брату еду”. — “Ну ладно, не шути, у тебя в шесть вылет — в “Монреаль” вызывают…” Глянул на часы, развернулся и, наверное, поставил рекорд скорости на североамериканских дорогах. Нужно же было еще вещи собрать, баул и успеть в аэропорт.

С.К.: Вот и получалось, что я наведывался в гости чаще. Тем более что нас вывозили на игры “Гамильтона” централизованно, там выступали нескольких бывших игроков “Лондона” да еще и сын одного из тренеров.

— Не обидно было, когда чеха Плеканеца и словака Галака отпустили на чемпионат мира, а вы по той или иной причине пролетели мимо?

А.К.: С Плеканецем все понятно — он в основе не первый сезон, а это большое дело. Галак в “Гамильтоне” был бы четвертым кипером, там все равно ставка на Прайса делалась. Да и от меня в том состоянии, в каком я находился на начало мая, толку было бы мало — пах болел.

С.К.: Я свой невызов тоже перенес спокойно, хотя, конечно, и было немного обидно. Ладно, переживу.

Часть 5, дела семейные (о связках и семейных узах)

— Для вашей семьи год был знаменателен появлением внучки. Елена Петровна, уверен, в восторге. А деду не обидно, что хоккейная династия пока не продолжается?

О.К.: Даже мысли сожалеть не было. Лишь бы была здоровая. А внуки еще будут. Младший же все холостякует.

— Завидный жених…

С.К.: Ну не тороплюсь пока, и что? Всему свое время, еще рановато. Гарантирую, что свое счастье не упущу.

— Андрей, не боялся, что суровые законы НХЛ не позволят сорваться домой даже по поводу рождения наследницы?

А.К.: Был уверен, что хоть на пару дней, да отпустят. Тем более что незадолго до этого в аналогичной ситуации у другого хоккеиста не возникло проблем. Да и не надо так уж мрачно смотреть на тамошних боссов — все люди. Поздравляли, даже платье дочке подарили. Специальное для новорожденных.

— Не тяжело в отрыве от семьи?

А.К.: Что поделать, не полетишь же с полугодовалым ребенком через Атлантику. Да и жена не особо горит желанием срываться. Была она в Канаде, но уютнее чувствует себя на родине. Пока по крайней мере.

— Судя по всему, старший сейчас не особо рвется выйти на лед вместе с младшим?

А.К.: Разве что в “Монреале”, “Гамильтоном” я уже давно наелся.

С.К.: Для нас играть в одной команде не в новинку, в юношеской и молодежной сборных получилось. Но было бы здорово повторить в “Монреале”.

— Грабовский в роли центра?

А.К.: В составе фарма “канадцев” у нас получалось неплохо. Как пошло бы в основе “Монреаля” — не знаю, надо попробовать.

— Еще варианты?

А.К.: Ну че, Серега, Койву пойдет?

С.К.: Нормально. Думаю, картины не испортит.

А.К.: Или Плеканеца по старой памяти, пусть “собакой” бегает, а мы забивать будем…






Комментарии (0)