2003-07-30 14:25:08
Легионеры

Андрей Прима: дома и лед греет

Андрей Прима: дома и лед греет

Один из самых ярких форвардов польской экстралиги последнего десятилетия Андрей ПРИМА после долгого легионерствования в соседней стране решил в этом сезоне обосноваться на родине. Объявившись в летнем тренировочном лагере минского “Динамо”, он рассчитывает закрепиться в составе возрожденного клуба.




— Устал мотаться без семьи. С тех пор, как дочка, которой уже восемь лет, пошла в школу, путешествую в одиночестве. Надоело.


— Кто пригласил в “Динамо”?


— Сам напросился. Разговоры о создании клуба ходили давно. Вот и решил поинтересоваться перспективами. Спросил у Паши Белого номер телефона его отца, Александра Павловича, который нынче занимает пост директора “Динамо”. Тогда еще никто не знал, выступит команда в высшей лиге национального первенства либо пока ограничится турниром дублеров. Но вскоре работа по формированию основного состава закипела, и через пару недель дружина начала тренировки на земле, расквартировавшись в военном городке в Уручье.


— Контракт с новым клубом уже подписан?


— Были оговорены лишь примерные условия. А прежде чем оформить договор, нужно доказать право на место в обойме. Вы сами видели, что в тренировочном лагере уже сейчас прокручивается сорок человек. И, думаю, этим количеством круг кандидатов не ограничится.


— А польские ледовые просторы уже не привлекают?


— Да, признаться, уже настолько приелись, что, вспоминая о них, с трудом скрываю раздражение. Тамошние хоккейные функционеры имеют редкий талант по развешиванию лапши. Особенно когда приходит время платить по счетам. Наверное, ни разу не отправлялся в отпуск, получив всю причитающуюся сумму. Хитрые польские боссы так и норовят обмануть, хоть грош, да зажмут. Одна и та же картина повторялась из года в год.


— Поэтому в сезоне-2001/02 вы решили попытать счастья в российском “Динамо-Энергии”?


— Команду Владимир Сафонов в Екатеринбурге собрал тогда неплохую. Отлично провели предсезонку, ударно начали чемпионат, завершив первый круг во главе турнирной таблицы восточной зоны высшей лиги. Жаль вот только, травма помешала полноценно себя проявить. Уже после четвертой или пятой игры сделали операцию на мениске. Два месяца в трубу вылетели. А звено у нас образовалось будь здоров: со своим старым другом Андреем Гусовым и Лехой Страховым давали жизни вратарям соперников. Другие белорусы, кстати, в тот год тоже были на заглавных ролях в уральском клубе: Виталий Валуй, Сергей Заделенов. Когда-то все вместе становились чемпионами страны в составе новополоцкого “Полимира”. Были еще Дмитрий Шульга, Вадим Бекбулатов, примкнувший к нам по ходу сезона. Но задача выхода в суперлигу “Динамо-Энергии” была не по карману. Не по чину мундир, что называется. Ведь даже арены своей у клуба не было. Играли в тридцати километрах от города. В глуши, на базе свердловского “Автомобилиста”. На трибунах в лучшем случае по двести человек собиралось. Куда это годится, и кто такую команду в элитный дивизион пропустит? Даже если соперник позволит, арбитраж задавит. Ведь инфраструктура и финансовое благосостояние тех же ЦСКА, “Сибири”, воскресенского “Химика”, с которыми вели спор за выход в суперлигу, на порядок мощнее. Но и на этом фоне постановка дела в команде, профессионализм тренерского состава и обслуживающего персонала по сравнению с Польшей выглядели куда выигрышнее. Четко выполнялись условия (причем более выгодные) контракта, не было никаких проблем с формой, клюшками.


— Что ж не задержались в Екатеринбурге дольше?


— Следующую предсезонку начал в уральском клубе. Но по сравнению с предыдущим годом обстановка в “Динамо-Энергии” заметно ухудшилась. Перспективы команды становились все туманнее. Финансирование сворачивалось, ремонт дворца не продвигался. Ушел тренер Сафонов, затем постепенно стали разбегаться игроки. Гусова, который отважился остаться, деликатно “попросили” уже в ходе чемпионата. Но, думаю, жалеть Андрею не о чем. Команда застряла в подвале таблицы, были хронические перебои с выплатой денег.


— Гусов продолжил сезон в Италии, а вам пришлось вновь отправиться проторенной дорожкой в уже знакомый Новы-Тарг...


— Была середина сентября. Не хотелось остаться не у дел. А тут как раз звонок из Польши. Пообещали, что теперь-то уж все будет по-честному. Верилось с трудом, но выбора не было.


— Предчувствия не обманули?


— Поляки, как всегда, остались верны себе. Чемпионат закончился в марте. После него я еще месяц не выезжал из Польши. Все ждал, что хоть какие-нибудь задолженности выплатят. Ага, как же! Одно радует, время с пользой провел. Жена приехала в гости, и мы отправились в Татры, на горный курорт. Благо туристическая индустрия в стране развита. Отдохнули по высшему разряду.


— Вы заядлый горнолыжник?


— Ну уж нет. Предпочитаю наблюдать забавы этих отчаянных ребят со стороны. По крайней мере пока являюсь действующим хоккеистом. Для людей без специальной подготовки экстремальное увлечение чревато как минимум травмами менисков. Не горю желанием лишний раз становиться пациентом хирурга. Уж лучше просто наслаждаться чистотой горного воздуха.


— Некогда грозный “Подхале”, в свое время бывший законодателем мод в стране, нынче влачит жалкое существование...


— Латвийский тренер Эвалд Грабовский, с именем которого связаны успехи команды в девяностых годах прошлого века, требовал жесткой дисциплины и порядочности не только от игроков, но и от административных работников, а также от руководства клуба. Поэтому являлся серьезной преградой для боссов, пытавшихся проворачивать свои темные делишки. Кроме того, заработок авторитетного специалиста заметно утяжелял платежную ведомость. И едва “Подхале” оступился, заняв второе место, как появился повод от услуг именитого наставника отказаться. С тех пор о стабильном финансировании в клубе только вспоминают. Нет денег — нет результата. Это закономерное явление. А ведь были времена, еще когда мы с Андрюхой Гусовым там выступали, “Подхале” в предсезонных спаррингах на равных сражался с лучшими словацкими клубами — “Попрадом”, тренчинской “Дуклой”.


— Но ваши бомбардирские показатели и в неудачном для команды сезоне оказались весьма приличными — 41 очко в тридцати встречах. Причем столь солидного результата на сей раз удалось достичь за счет ассистентских баллов. Значит, было кому забивать?


— Два чеха и поляк — Себастьян Поерски. Парень обладает очень хорошим броском. Теперь Сафонов его к себе в тюменский “Газовик” забрал. А несколько лет назад он в Варшаве со мной и с Андреем Гусовым в одном звене выходил, когда мы по 40 голов наколотили.


— Сейчас в Польше такие цифры показывать реально?


— Смотря с какими партнерами играть. Хотя теперь число команд сократилось с двенадцати до восьми. Соответственно, уменьшилось и количество матчей.


— Измельчал и “постсоветский десант”...


— Из белорусов там до сих пор, по-моему, только Андрей Ращинский остался.


— Когда-то польское направление было популярным не только для белорусских хоккеистов, но и для челноков. Причем роль коробейников примеряли на себя и спортсмены, попутно с выступлениями на площадке приторговывавшие каким-нибудь ширпотребом на рынках...


— У меня как-то даже и мыслей о таком способе подработки не возникало. Видимо, не наделен подобного рода талантом.


— В пору, когда “Динамо” было флагманом белорусского хоккея, не пытались пробиться в его состав?


— У меня с самого начала здорово складывалась карьера в новополоцком “Химике”, который выступал во второй лиге чемпионата СССР, и испытать свои силы на более высоком уровне я как-то даже не стремился. Молодой был. Наверное, думал, что все еще впереди. Команда была задорная, дружная. Все ребята почти одного возраста. Народ на игры валом валил — город жил хоккеем. Мы тогда на открытой площадке рубились, так зрители ее облепляли со всех сторон, тысячи по две-три собиралось. И финансовая сторона была на уровне. Хотя, помню, привезли как-то на автобусе в Минск из Новополоцка несколько человек. Провели мы одну тренировку. Никто к нам после нее не подошел, ничего не сказал. Ну, мы форму собрали и обратно уехали. Хотя Андрей Гусов, помнится, потом то ли за “Динамо”, то ли за “Тивали” пару матчей сыграл.


— Ваши с ним карьеры почти всегда шли параллельно. Много лет играли вместе в одних и тех же командах. Даже ваши голевые показатели были идентичны. Как поддерживали связь в минувшем сезоне? Ведь после ухода из Екатеринбурга вы оказались в разных странах...


— Это нисколько не подорвало прочность нашей дружбы. Мы постоянно созванивались, слали друг другу SMS-сообщения. Ведь он в Италии, как и я в Польше, был один, без семьи. Без близких людей на чужбине нелегко.


— Нынешней весной ваш старинный друг успел еще в плей-офф сыграть, помочь “Керамину” стать вице-чемпионом. Вас никто не просил о подобной услуге?


— Я появился в Минске только в мае и на хоккей даже не высовывался. Сидел тихонько дома. Во-первых, сезон у меня завершился еще в марте, а во-вторых, дочку давно не видел, соскучился. Отдыхал в кругу семьи. Так что даже если кому и пришла бы мысль пригласить на финальный этап первенства страны, то разыскать меня было весьма проблематично.


— А чего ждете от предстоящего сезона?


— Хочется отыграть его дома, в Беларуси. Что касается спортивных достижений, то об этом говорить еще рано. Ведь у “Динамо” даже состав пока не сформирован. Когда этот процесс завершится, можно будет и задачи ставить.


— Как показались нагрузки в тренировочном лагере “Динамо”? Небось не сравнить с предсезонкой в польских клубах?


— А я с поляками никогда и не готовился. Приезжал ближе к началу чемпионата. Обычно набирал форму в Минске. Трудился на совесть. Но две ударные недельки работы на земле в “Динамо”, когда были заданы максимальные нагрузки, перенести, признаюсь, было нелегко. Но ничего, выдержал. После выхода на лед главной проблемой стало привыкнуть к новой модели амуниции, пришедшей недавно из России. Пока она еще не совсем удобная. Будем обкатывать...





Комментарии (0)