2018-08-10 22:41:36
Дайджест

Андрей Орловский — про Емельяненко, перелом челюсти и Кличко

Андрей Орловский — про Емельяненко, перелом челюсти и КличкоАндрей Орловский был первым русскоговорящим чемпионом UFC, дрался с Федором Емельяненко, возвращался в топ-10 после серий из четырех и пяти поражений и когда-нибудь напишет книгу. А пока дает интервью корреспонденту "Матч ТВ" Вадиму Тихомирову.

Андрей Орловский - один из немногих, кто начал выступать в ММА в ХХ веке и продолжает это делать до сих пор. У него были максимально сложные взаимоотношения со словами «не опускать руки»: Орловскому не всегда удавалось это в бою, но замечательно получалось в жизни. В боях за это нужно было расплачиваться, в жизни – упорство приводило к хорошим гонорарам, карьерный доход бойца оценивают в 6,1 миллиона долларов.

Орловский начал с поражения нокаутом и через пять лет стал чемпионом UFC. Через четыре года после завоевания титула – проиграл Федору Емельяненко и следом – Бретту Роджерсу, Антонио Силве и Сергею Харитонову. Потом выдал серию из 12 побед и одного поражения и вернулся в топ-10 рейтинга тяжеловесов UFC. Затем проиграл пять боев подряд: обычно после этого увольняют, но Андрей остался в организации, и сейчас он 12-й в рейтинге UFC и будет драться на первом турнире в России против Шамиля Абдурахимова.

Вы родились в Бобруйске, небольшом городе на юго-востоке Беларуси, что сейчас с ним связывает?
После каждого боя туда приезжаю: к дедушкам, к маме. Живу в родительском доме. Там на самом деле почти не узнают на улицах, хотя и я как-то не гуляю особо, только с родными куда-то. А если бываю в Минске, то там есть своя компания, в основном с ней где-то проводим время.

Дедушка и мама смотрят ваши бои?
Нет, в прямом эфире не смотрят, только читают результаты. Обычно я еще не успеваю дойти до телефона после боя, они уже в курсе. Правда, когда я проигрываю, тоже всегда находятся добрые люди, которые звонят маме: «А вы знаете, ваш Андрюша проиграл?» И рассказывают во всех красках. Иногда хочется придушить. Но мама есть мама, она всегда меня поддерживает, всегда просит не переживать, говорит: «Ты все равно лучше всех».


Вы планируете после карьеры жить в Чикаго?
Не знаю. У меня там сыновья родились, старший сейчас в школу пойдет, я там тренируюсь, поэтому пока там, конечно.

В 18 лет каким представляли свое будущее?
Тогда я начинал учиться в Академии МВД, сначала думал в иняз поступить, но маме сказали, что туда не получится. И чтобы не идти в армию, решил пойти в милицию, тем более в родне много военных было. В общем, в 18 я думал, что буду служить в органах. Потом уволился, работал охранником (больше числился) в одной компании: импорт-экспорт продуктов каких-то, сигареты, минералка. И эта же компания возила бойцов в США, так я попал в UFC.

Вы же с самбо начинали?
До Академии занимался легкой атлетикой, футболом, с 14 лет стал тягать железо, у меня была идея-фикс стать Мистером Олимпия. Помню были даже плакаты тех, кто тогда выделялся: Дориан Ятс, Ли Хейни, Пол Диллет. Просто хотелось быть здоровенным. Брал веса, которые сегодня точно не смогу взять. Помню, рекорд был в подъеме на бицепс 120 кг на шесть раз, на шестой поднял, и из носа кровь пошла. Тогда уже подумал, что, может, не стоит оно того.

А в Академии на самбо надо ходить почти в приказном порядке, я понял, что за счет этого можно отлынивать от нарядов, если выступаешь на соревнованиях, мне понравилось.

В 1999-м вы выиграли чемпионат мира по самбо, провели бой по ММА с Вячеславом Дациком и проиграли ему нокаутом. Пауза до следующего боя составила ровно год. Думали, продолжать или нет?
Я такой человек, что если что-то не получается, то наоборот, еще сильнее пытаюсь. В тот год я из зала не вылезал. У меня от занятий с железом была грубая физическая сила, но техники не было вообще. Чемпионат мира по самбо, по сути, выиграл за счет силы, а так мне буквально пару движений показали. И вот я начал концентрироваться на ударной технике, на том, как правильно наносить удар, перемещаться. С тем же Дациком – я его вроде и бил, и задушить пытался, а он просто сделал шаг, попал в челюсть и все.

Ваша молодость пришлась на 90-е, как-то ощутили?
Абсолютно нет. Я, если честно, был таким пай-мальчиком, общался с девочками, списывал у них, учился на четверки, до 14 лет не дрался ни с кем, боялся расстроить маму и бабушку синяком или ссадиной. Мне доставалось часто, а я избегал конфликтов, то есть в тот момент все знали, что Орловский такой сладкий, и если хочешь с кем-то успешно подраться, можно с Орловским.

Сомневались перед переездом в США?
Клуб, который меня тогда поддерживал, постоянно подталкивал «надо-надо-надо». И вот за это я им был благодарен. Приехал, жил в съемной квартире на окраине с украинцами, которые в Чикаго работали на стройке. Даже сам с ними трудился разнорабочим, кирпичи на тачке возил за шесть долларов в час.

Когда приехал в США, постоянно на телефоне сидел, потому что общения совсем не хватало. Первые три года жил там, не зная языка. Домой приезжал только на неделю после боя. После первых трех боев постоянно думал, что надо возвращаться обратно. Тут еще какая-то любовь была непонятная, я скучал очень сильно. По родным скучал, по нормальной еде.

Какое у вас было финансовое положение?
Менеджеры все оплачивали, бой проходил из гонорара все вычитали: аренда жилья - 200 долларов в месяц, гонорары тренеров. На неделю мне оставалось 150 долларов. Повезло, что со мной жил боксер Сергей Дьячков, он умел готовить, мы тратили сто долларов на еду и 50 на остальное.

Кто вас тогда тренировал?
Был мексиканец, тренер по боксу Хуан Артурас, а по физухе – нам сделали абонемент в зал, я там встретил ребят из Беларуси, они что-то подсказали, что-то по своим записям делал, и все. На джиу-джитсу ходил к Дино Костеасу, у него до сих пор тренируюсь в Чикаго.

У вас был замечательный образ для телекартинки: длинные волосы и капа с клыками – кто подсказал про капу?
Сам это все придумал и все были против тогда, не понимали для чего это. У меня был питбуль «Максимус», я посмотрел на него, пришел к дантисту: «Можешь сделать мне капу с клыками?».

Я был первый, кто начал костюмы надевать на мероприятия. В итоге это все давало популярность, и одно на другое ложилось: и кино, и бокс перед боем с Емельяненко, но я пытался усидеть одной попой на трех стульях. В итоге своей глупостью многие двери закрыл для себя.

Перед боем с Емельяненко (24 января 2009 года, Орловский хорошо смотрелся на протяжении первых трех минут первого раунда, потом попытался атаковать коленом в прыжке и был нокаутирован встречным ударом. – «Матч ТВ») вы тренировались у самого известного боксерского тренера Фредди Роуча. Помогало?
Идея тренироваться с Фредди Роучем была, потому что я в тот момент подписал контракт с Оскаром Де Ла Хойей. То, что сделали Мейвезер и МакГрегор в 2017-м (боксерский поединок бойца ММА и боксера. – «Матч ТВ»), мы хотели сделать в то время (2009–2010). Де Ла Хойя давал олимпийским чемпионам подписной бонус 25 тысяч долларов, а мне – 50 тысяч. Была идея провести десять боев по боксу и выйти на поединок с Владимиром Кличко. А я начал летать в небесах.

То, что вы уверенно боксировали с Федором на руках, заслуга Роуча?
Нет, он же меня взял не с улицы. У меня к тому времени были хорошие тренеры по боксу и, наверное, одна из лучших боксерских техник в UFC. Просто была четкая договоренность, что он мне помогает готовиться именно к боям по правилам бокса.

Через сколько часов (дней, лет) вы пересмотрели свой бой с Федором?
Вообще не смотрел. Ни разу. Я помню бой. И почему я так болезненно все воспринял, потому что у меня на тот момент уже была дата дебюта в боксе, я мог на равных спарринговать с лучшими тяжеловесами, которые приезжали на спарринги к Роучу. И первые три минуты с Емельяненко посмотрите, он от каждого удара пятился назад, а потом я прыгнул с колена, как дурачок, и свет погас.

Возвращаясь после этих поражений, вы выдали победную серию и проиграли только Энтони Джонсону. Вы же тогда дрались два раунда с переломом челюсти?
Во втором раунде, как только он начался, понимаю, что сомкнуть челюсть не могу: капа на верхних зубах сидит, давлю, а зубы не смыкаются. На экран под потолком посмотрел, понял - что-то не так. Плюс каждый удар в грудь, плечи, голову, как будто током бьет. Короче, неприятно.

В UFC есть медицинская страховка, но вы тогда дрались в промоушене WSOF.
Вот они вообще никак не помогали. Я еле-еле добился, чтобы половину операции у пластического хирурга оплатили. С ним рассчитались, но остальное было за мой счет. В этом смысле в UFC все по-другому, 100% твоих расходов на реабилитацию закрывают они.

Сколько у вас ушло на операцию?
Мне наращивали кость, устанавливали отверстие для импланта, совсем недавно поставили имплант, можно сказать пять лет.

Я имел в виду деньги.
Лицевая хирургия стоит дорого, но поскольку мне оплатили, не хочу вас обманывать о ценах. Но даже все остальное – около 15-20 тысяч долларов.

Можно сказать, что вы ждете конца карьеры, чтобы убрать еще какие-то следы от боев?
Слушайте, у меня красавица-жена, мне больше нравиться никому не надо. Если ее это как-то будет беспокоить, то может быть. Просто, чтобы сделать ей приятное. Мне кажется, из-за формы носа меня скорее позовут в кино играть каких-то плохих парней.

Вы снялись в двух частях «Универсального солдата», это принесло больше денег, чем бои?
Нет, бои больше приносят. Сейчас я в первую очередь боец и сосредоточен на этом. Если между боями возникает форточка, могу сняться.

Самая дорогая вещь, которую вы себе покупали в США?
Одно время было такое, что много мог потратить на часы и медальоны какие-то. Ювелиры делали для меня хорошее предложение, и, например, часы могли стоить сто тысяч долларов, а я покупал на 5% дешевле. Но если бы мне десять лет назад дать сегодняшние мозги, я бы такими деньгами не сорил.

Вы можете прямо сейчас завершить карьеру и просто жить на то, что заработали?
Во-первых, я хочу драться, пока есть здоровье и я могу это делать. Во-вторых, ты привыкаешь к какому-то уровню, хочется обеспечивать семью и детей, так что даже если завершу карьеру в ММА, без дела точно сидеть не буду.

Фото: Dylan Buell / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Isaac Brekken / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru



Комментарии (0)