2011-07-13 07:52:33
Дайджест

Александр Кикинев: думаю, все знают, как представители единоборств относятся к хоккеистам и футболистам

Александр Кикинев: думаю, все знают, как представители единоборств относятся к хоккеистам и футболистамЖизнь спортивная у нас как–то не в ту сторону крен дала... Лирические тексты с борьбой как–то не особенно ассоциируются, поэтому начало этого интервью в стиле: «В Стайках накрапывал нудный летний дождь, а наши борцы капали потом на ковер», — отбросил сразу, хотя именно так оно, в сущности, и было. Лишнее это, словоблудие у борцов не в чести, они люди дела. Удивительно, но Александр Кикинев — многолетний лидер нашей сборной по греко–римской борьбе, обладатель полного комплекта медалей первенства Европы, основной претендент на награду грядущей лондонской Олимпиады, а популярность его в стране едва ли выше, чем у хоккеиста–перворазрядника, вышедшего покататься на пару смен в составе минского «Динамо». Жизнь спортивная у нас как–то не в ту сторону крен дала. Об этом я думал, поднимаясь к Саше в номер стайковской гостиницы, где наши ребята в очередной раз расположились «на постой», начав подготовку к сентябрьскому чемпионату мира, на котором будут разыграны те самые заветные путевки в Лондон. Стучу, вхожу. Обстановка — спартанская, аскетичная. Представляю, как крутили бы носом футболисты, доведись им на сборах жить в таких условиях. Это не Турция, не all inclusive. Но борцы — люди привычные: койка есть, а больше и не надо, после тренировки сил уже ни на что не остается.

Вы ведь родом из Жлобина? — спрашиваю.
Родился под Жлобином, а в город семья переехала спустя пару лет. До седьмого класса жил там, а после переехал в Гомель, в училище олимпийского резерва.

Друзья детства на родине остались?
Честно говоря, они как–то не очень хорошо «сохранились»: кто–то закурил, кто–то запил.

А что вас сдержало, чтобы не закурить и не запить?
Наверное, воспитание. Я смотрел на своих приятелей, и меня совершенно не тянуло делать, как они. Под подъездом со стаканом посидеть — удовольствие невеликое.

А вам они не говорили: «Эй ты, спортсмен, иди выпей с нами!»
У них философия простая: не хочешь — нам больше будет. Так что никто ни на кого не обижался.

Вы о воспитании упомянули.
Папа? Да, папа был строг. И ремень в ход шел, и хлопушки, которыми ковры выбивают. Жестковато было, расслабиться не давали.

Давайте угадаю: ваш отец в Жлобине работал на сталелитейном комбинате, а мать — на фабрике игрушек. Верно?
Почти. Мама действительно работала на швейной фабрике, где шила игрушки, но сейчас она администратор в бассейне. А папа — да, на металлургическом.

А какие у вас были в детстве игрушки?
Папа сделает деревянное ружье, вот и все игрушки. Еще рогатка, лук. Мне оружие очень нравилось.

Правду все–таки говорят, что все мы родом из детства. Сейчас–то вы с оружием «на ты», имею в виду вашу службу в антитеррористическом подразделении «Алмаз». Болеют там за вас?
В «Алмазе» руководство создает мне все условия для подготовки, и за это им большое спасибо. Понимают, что для меня значит Олимпиада в Лондоне.

А что она для вас значит?
Она наверняка станет для меня последней. В 2004–м в Афины я поехал «сырой», не рассчитывал даже взять «золото» или выиграть медаль. Задача стояла выиграть пару встреч, бороться со зрелыми мужиками был не готов. Ни физически, ни психологически. Через 4 года в Пекин не поехал, хотя лицензию туда завоевал. Руководство решило, что должен бороться Олег Михалович. Поэтому Лондон — мой последний шанс. И к этим стартам я постараюсь подойти в оптимальных кондициях.

Вы сразу попали в число перспективных? Ваш детский тренер когда определил, что «из Сашки выйдет толк»?
Я в 9 лет пришел на борьбу, меня папа за ручку привел, а через две недели проходило первенство Жлобина, которое я уверенно выиграл. Хотя там были ребята, которые по два–три года занимались. По кадетам «на мире» был четвертым, по «молодежке» — пятым на чемпионате Европы, а как только перешел во взрослый разряд, тут же стал чемпионом страны. Но думаю, что окончательно в меня поверили, когда в 2003–м я завоевал «серебро» первенства Европы. Мог стать и первым, но судьи решили, что для меня это слишком, и отдали победу сопернику. С тех пор я всегда в обойме, в десятке лучших борцов мира.

В нынешнем сезоне вы, кстати, чемпионат Европы пропустили. Стратегический ход перед первенством мира?
Я считаюсь борцом возрастным, мне уже 31, а это немало. Возраст, когда силы нужно беречь, тем более что полный комплект медалей первенства Европы у меня есть, включая чемпионство прошлого года. Так что следил за перипетиями из Минска.

И что скажете?
В моем весе победил азербайджанец Рафик Гусейнов, которого я незадолго до этого победил на этапе Кубка мира в Минске. Вторым стал венгр, его я тоже побеждал.

Вы сколько сейчас весите?
79 килограммов, а на недавнем первенстве страны боролся в категории 84. Выиграл.

К чемпионату мира будете вес гонять?
Дело привычное. На турнирах есть допуск — «плюс два» кило, то есть в моем весе получается «до 76». Уже полегче. 79 — это немного, знаю, есть борцы, которые до 74 гоняют с 84. И удивительное дело: согнали, отборолись, а на следующий день вновь набирают прежние килограммы. Ничем другим, кроме как сильной фармакологией, такие чудеса объяснить не могу. Я после сгонки за сутки максимум полтора килограмма набрать могу, у нас ребята, которые гоняют, — еле ходят, а там 10 кило с себя скинули и живчиками бегают, улыбаются.

В Жлобине вас узнают?
Те, кто спортом интересуется, узнают.

А за хоккейный «Металлург» вы болеете? Есть в Жлобине такая команда.
Команду такую знаю, но мне совершенно без разницы, как она выступает, я не фанат хоккея и футбола. Чемпионаты мира — это, конечно, зрелищно, это смотрит весь мир, но мое отношение к этим видам спорта очень нейтральное.

Не обидно, что вы — чемпион Европы, а популярность ваша не сравнится с хоккеистом или футболистом, который таких высот в жизни не достигнет?
Это больная тема для любого представителя единоборств, я думаю, все знают, как мы относимся к хоккеистам и футболистам. Не хотелось бы об этом лишний раз говорить.

Хорошо, тогда о профессиональной кухне. В финале чемпионата Европы–2010 вы застигли соперника врасплох благодаря броску «лампочка», за счет чего и победили. Что это за «лампочка» такая?
За голову и через себя. Не знаю, как это объяснить читателям. «Лампочка» — это борцовский лексикон, а правильно — это бросок через себя с захватом шеи и руки. Довольно красивый прием.

Это ваше тайное оружие?
Выходит, что так. Специально на тренировках этот бросок не отрабатываю, но он часто меня на соревнованиях спасает. Просто знаете, я борец не атакующего стиля, во время схватки больше ловлю возможности, использую чужие ошибки. На меня обычно все прут, и за счет этого я делаю захват и выбрасываю.

Иными словами, ваша стихия — это защита.
Я партерный борец. Об этом уже знают все соперники, манеру изучили, и поэтому сейчас я хочу поменять тактику, внести нововведение — сам идти в атаку. Думаю, это мне пригодится, чтобы застать противника врасплох. Чтобы побеждать, борцу необходимо расти и меняться, совершенствоваться. Ключи ведь можно подобрать к любому замку, главное — его изучить, поэтому замок необходимо если не полностью заменить, то хотя бы усовершенствовать.

Вы ведь окончили юридический факультет БГУ?
У меня два высших образования — географический и юридический факультеты БГУ. Причем географический — дневное отделение. Непросто было совмещать тренировки и учебу, спасибо преподавателям, часто шли навстречу. А юридический выбрал на перспективу, думаю, эти знания мне очень пригодятся в будущем. Так что по одному образованию я учитель географии, а по второму — юрист–правовед, прокурорско–следственная деятельность.

Зимний Кубок мира в Минске много сил отнял?
Во–первых, белорусская сборная никогда так хорошо не выступала, лучшим результатом до этого считалось четвертое место. А тут приехали все сильнейшие сборные мира, и, наверное, мало кто верил, что мы попадем в тройку. Вдвойне приятно, что такого результата добились дома, при поддержке родных трибун. Тяжело? Очень тяжело. Не только физически, но и психологически. Нас и так, как говорится, не очень–то чтят, а если бы мы еще и отборолись плохо...

За вас с трибуны отчаянно болел мальчик, который называл вас «дядя Саша». Кто это?
Это мой крестник Борис. Сын моего лучшего друга Шота Нормания, который трагически погиб полтора года назад. Он тоже из Жлобина, мы вместе учились в Гомеле на геофаке, шли по жизни рука об руку, вместе в «Алмаз» поступили, прекрасный был борец, занимал пятое место на чемпионате Европы, чемпион мира по кадетам. Он крестный моих двух ребятишек, и вот такая судьба.

Кто в жизни оказал на вас наибольшее влияние?
Во–первых, это родители. Во–вторых, мой первый тренер. Прекрасный пример для подражания: не пьет, не курит, примерный семьянин. Семченко Григорий Сергеевич — очень положительный человек, который многому меня научил. Когда бываю в Жлобине, всегда к нему заезжаю. Три литра меда мне недавно презентовал, у него пасека — ешьте, говорит, на здоровье, пусть детки не болеют. Мне на тренеров вообще везет.

Было ли у вас когда–нибудь такое, что вы подумали: «Все! Сейчас умру!»
Вон даже Тимоха засмеялся (Тимофей Дейниченко, сосед по комнате. — Прим. авт.). Было, и очень часто. И у меня, и у Тимофея. Кто так не думал, тот никогда не боролся. Только на ковре мысли позаковыристее, вроде: «Когда я уже сдохну?» Но надо терпеть.

В вашей семье функция финансового планирования на ком лежит?
Ну конечно, на мне. Только на мне.

А жена чем заведует?
Бытовыми делами. Вон Тима подсказывает — завхоз. У нее хватает дел: мужу обед приготовить, детей досмотреть. Это большой груз на ее плечах. Иногда приду уставший, говорю: «Жена, ну какие у тебя заботы? Сиди с детьми и ничего не делай». А потом она меня несколько раз на пару дней с моими двумя пацанами одного оставила, и я понял: лучше никаким от усталости с тренировки приходить.

Жену как зовут?
Я — Александр, она — Александра. Есть еще Александр–младший — ему пять — и Арсений — ему два.

Ребята спортивные?
А иначе и быть не может. Супруга у меня мастер спорта по спортивной гимнастике и аэробике, я тоже спортсмен. Гены. Я уже вижу: задатки великолепные.

По–хорошему детские тренеры должны за ними в очередь выстраиваться.
По–любому, там данные для всех видов спорта.



Комментарии (0)