2018-03-05 22:33:25
Волейбол

Анжелика Борисевич. Неделя в реанимации

Анжелика Борисевич. Неделя в реанимацииЕсли коротко, это история о том, как из-за болезни оказаться на год вне игры, а затем триумфально вернуться на площадку. В текущем сезоне Анжелике БОРИСЕВИЧ покорились сразу два пика, на которые наш волейбол поднялся впервые.


В сентябре сборная Беларуси пробилась в четвертьфинал чемпионата Европы, и на турнире блокирующая стала еще и лучшим бомбардиром команды. А на прошлой неделе “Минчанка”, не заметив легендарную “Уралочку”, прорвалась в полуфинал Кубка ЕКВ. Это первое большое интервью самой высокой спортсменки в составе чемпионок страны.


— Какой у тебя рост? Где-то фигурируют 192 сантиметра, а кое-где — 194.
— Второе верно. И больше уже, кажется, не будет. Выше не становлюсь — хватит. Росла лет до восемнадцати, но каждый год понемногу. Не было такого, чтобы за лето вымахала сантиметров на десять.

— Короткие кровати в гостиницах — с таким ростом это проблема?
— Сейчас в основном их делают без перегородок, в которые ноги упираются. За рубежом точно все такие. Но у нас встречаются и другие — на них приходится наискосок ложиться. Еще неудобства в быту? В маленьких самолетах ноги тоже девать некуда.

— С такими данными в детстве была прямая дорога в волейбол?
— Сразу занималась настольным теннисом — около года! Но как-то заболела, отправилась с мамой в поликлинику, а там меня заприметила будущий тренер по волейболу. Предложила мне сходить на тренировку — вот я и сходила. Судьба!

— Правда, что пару лет назад ты могла перебраться в Италию?
— Нет. Вот в “Уралочку” звали. Мы долго вели переговоры. Но смутил срок контракта — на целых пять лет. Решила, что это слишком много.

— Что подарили за выход осенью в четвертьфинал чемпионата Европы?
— На приеме у министра спорта вручили цветы, грамоту и часы. Но я их пока не ношу — храню дома как талисман.

— Дважды за пять дней выиграть 3:2 после 0:2 — это как?
— Никто не знает! Взять тот же матч с Чехией в плей-офф. Когда проигрываешь две первые партии, деваться уже некуда. Понимаешь, что еще одна такая — и придется паковать чемоданы. А мы к чемпионату Европы столько готовились! Ничего не оставалось, кроме как рисковать. Тогда нам, конечно, было чем гордиться. Кстати, чешки наверняка захотят отомстить — в июне в Евролиге. Что ж, тем интереснее будет турнир. А победить можем всех — и Чехию, и Словакию, и Испанию.

— Может, после столь насыщенного сезона испросить у тренеров отгул?
— Надеюсь, сумеем максимально быстро закончить выступление в чемпионате страны. Тогда времени до начала подготовки к Евролиге будет чуть больше. А полноценно отдохнем уже потом. Мы же от отбора к чемпионату Европы свободны.

— Вряд ли ожидали, что столь легко удастся пройти в Кубке ЕКВ “Уралочку”...
— Вокруг хватало скептиков. Говорили, что это вообще нереально. Но мы верили, что нам такое по силам. Особо не афишировали — просто целенаправленно готовились к матчам. А уже на площадке поняли, что побеждать обязаны. В полуфинале сыграем со “Штутгартом”. Представление об этом сопернике на уровне состава уже имеем. После “Уралочки” никто не страшен!

— Какова специфика Дворца спорта в Уручье, где проводите этот еврокубковый сезон?
— Ничего особенного. Зал уютный, привыкли к нему быстро. Куб под потолком если и мешал, то разве что связующим, да и то — поначалу. А вообще, эта площадка уже, можно сказать, родная. Она для нас счастливая — здесь мы и обе команды из Франции победили, и “Единство”, и “Уралочку”.

— В 2014-м вы с ходу вылетели из Кубка вызова. Как можно было уступить безвестному греческому “Панаксиакосу”?
— В первом матче в Минске победили 3:1. В ответной встрече играли на острове Наксос. Трибуны нас тогда подкосили. Местные болельщики прямо там курили — дымина стояла будь здоров. Еще на площадку что-то бросали. В общем, не заладилась у нас игра. В золотой партии — 10:15, и турнир на этом закончился.

— Как восприняли известие о скором выступлении в чемпионате России?
— С радостью, но сдержанной. Нам сказали, что пока это условно. Будут деньги — будет и участие в суперлиге. А так, конечно, новость приятная. Все-таки наш чемпионат с каждым годом слабеет. И сильнее нас точно не делает — скорее наоборот. Поэтому еврокубки для команды — отдушина. Появится еще одна — вообще прекрасно! Ради этого можно и с постоянными разъездами смириться.

— Нынешний чемпионат Беларуси — самый слабый на твоей памяти?
— Пожалуй, да. Я начала выступать в “Немане” лет восемь назад — еще в девятом классе. Раньше турнир был мощнее. Борьба — в каждом матче. Могилев — постоянно с медалями. Чемпионы сменяли один другого — Барановичи, наш Гродно, Брест, Мозырь. А где сейчас тот же “Атлант”? В дивизионе “Б”.

— Скучно в таком чемпионате, да еще после международных достижений?
— Да уж, тяжело настраиваться. Но тренер на собраниях призывает забыть обо всех успехах и раз за разом доказывать мастерство. Где искать мотивацию? Стараемся, выходя на площадку, побыстрее закончить матч.

— В календарях еврокубков и чемпионата накладки бывают?
— Вот свежий пример. С “Уралочкой” в гостях встречались в среду. В четверг прилетели из Екатеринбурга — и сразу из аэропорта рванули в Гродно. Играли там уже в пятницу — не успели даже опробовать зал. С долгой дороги пришлось тяжеловато. Мы же возвращались домой из России с пересадкой в Москве. А потом из Минска в Гродно еще несколько часов добирались автобусом.

— В 2013-м ты стала чемпионкой страны в составе “Немана”. Куда разъехались те игроки?
— Вика Емельянчик, Лена Бернатович, Наташа Бакун, Юля Паценко выступают в Литве — в команде из Алитуса. Лера Васильева с волейболом завязала. А мы с Катей Сокольчик и Настей Кононович — в “Минчанке”.

— Сейчас вас уже можно поздравлять с третьим титулом?
— Не спешите. Надо еще в Мозыре выиграть. А если удастся, то “Прибужье” тоже не подарок. На предыдущей стадии эта команда “Жемчужину” дважды победила. Так что золото нам просто так никто не подарит — надо за него бороться.

— Чья игра в составе “Минчанки” удивляет сильнее — 38-летней Оксаны Ковальчук или 18-летней Анны Гришкевич?
— И та, и другая — уникумы. Ксюха в таком возрасте выступает на отменном уровне. Постоянно спрашиваю, откуда у нее столько терпения и выносливости. Запас сил — невероятный! Ну и Аня — тоже молодец. Упорно работает — и для своих лет добивается отличных успехов.

— О неприятном. Несколько лет назад ты перенесла менингит. Карьера тогда оказалась под угрозой?
— Еще бы! Болезнь очень серьезная. Было трудно просто вернуться к обычной жизни. О возвращении в спорт даже разговора изначально не шло!

— Как и когда почувствовала неладное со здоровьем?
— Это было летом 2016-го. Сборная прилетела из Албании, где завершила выступления в Евролиге. Я приехала домой в Гродно. Чувствовала себя ужасно. Весь день и всю ночь болела голова, не спадала высокая температура. Наутро вызвали скорую. Врачи сказали ехать в больницу с подозрением на менингит. А мы, спортсмены, народ терпеливый. Написала заявление — отказ от госпитализации. И промучилась до следующего утра. Было просто невыносимо. Мама не выдержала и снова вызвала скорую. Как забирали в больницу, из-за полубессознательного состояния не помню.

— Переживала тогда крепко?
— А родители — еще сильнее. Благо поддержки хватало — от родни и друзей. Звонили из “Немана”, из “Минчанки”, из сборной. Слава богу, все обошлось.

— Как проходило лечение?
— Сначала — почти неделя в реанимации, куда ко мне никого не пускали. Затем около двух недель — в обычной палате. После выписки — три месяца вообще без нагрузок. Как выздоровела, начала потихоньку в тренажерный зал ходить, на фитнес. После первого такого занятия было страшновато. Но организм реагировал на работу нормально. Врачи разрешили тренироваться. Стала мало-помалу пробовать. А поскольку восстанавливалась после болезни в Гродно, вернулась в “Неман”.

— Кажется, набрала прежние кондиции быстро?
— Получается, где-то за год. По срокам это нормально. Но сразу было очень непривычно. Берешь мяч — и не знаешь, что с ним делать. Даже после обычного отпуска ощущение, что ничего в волейболе не умеешь. А здесь такой перерыв в карьере. Технически ничего не получалось. Да и эмоционально трудно приходилось — мало ли, случится перенагрузка. Но форму набирала без спешки. В стартовом составе “Немана” почти не появлялась. Игровое время мне увеличивали постепенно. А после того сезона вернулась в “Минчанку”.

— Какие еще неприятности со здоровьем случались?
— Дважды получала на блоке травму глаза. Это было в Гродно от удара мячом. Впервые — на тренировке. Веселого мало: кровоизлияние, отслоение сетчатки. Второй раз — в матче. Причем пострадал тот же глаз. Повезло, что обошлось без разрыва сетчатки. После обоих случаев на две недели ложилась в больницу. Поврежденным глазом ничего не видела. Ходила с повязкой, как у пиратов. Врачи сказали: “Еще раз — и можно потерять зрение”. Сначала переживала, а затем все забылось. Сейчас с глазом никаких проблем. Даже и не вспомню, левый или правый.

— С травмами, надеюсь, все?
— Подвернуть голеностоп — в волейболе явление обычное. Выбитые пальцы — тем более. Это у нас профессиональная травма. У меня все десять кривые, не как у девочки. Мы их перед матчами потому и перематываем. Тем более у некоторых от удара по мячу кожа на пальцах трескается, начинает кровь идти.

— Кстати, что в матчах с “Жемчужиной Полесья” в выходные стряслось с Надеждой Столяр?
— В субботу попали ей мячом в лицо — разбили нос. Замена. В воскресенье была в боевой готовности, но на разминке снова угодили мячом туда же. Кровь сразу же стала хлестать — тут уж не до игры.

— В Гродно на днях, знаю, ты заглянула на учебу?
— Требовалось сдать отчет по практике. Я сейчас на шестом курсе. Вскоре надеюсь наконец- то окончить университет. Специальность — юрист. А тренером быть не хочу. Слишком уж нервная эта работа!



Комментарии (0)