2002-12-05 14:29:34
Борьба

ДЗЮДО. ИТОГИ СЕЗОНА. Вторая молодость Анатолия Ларюкова

ДЗЮДО. ИТОГИ СЕЗОНА. Вторая молодость Анатолия Ларюкова

Несмотря на то что в середине декабря нашим спортсменам предстоит участвовать в чемпионате мира среди студентов, уже сегодня можно констатировать: год-палиндром под порядковым номером 2002 от Рождества Христова стал, вне всякого сомнения, самым успешным в суверенной истории отечественного дзюдо. Дело даже не столько в том, что с майского первенства континента, проходившего в словенском Мариборе, белорусские мастера татами привезли целую россыпь наград различного достоинства — золотую, три серебряные и две бронзовые; главное — у нас сформировалась настоящая сборная. Команда с большой буквы.




Подлинным лидером ее справедливо считается чемпион Европ
ы-2002, бронзовый призер Олимпийских игр в Сиднее Анатолий ЛАРЮКОВ — один из наиболее вероятных претендентов на звание лучшего спортсмена страны уходящего года. Здесь нет никакого преувеличения: в Мариборе тогда еще 31-летний дзюдоист-“скорпион” (он родился 28 октября 1970 года) во всех своих поединках побеждал досрочно, за явным, используя боксерскую терминологию, преимуществом. И если Анатолий действительно будет признан лучшим, то лавры “короля” с ним по праву разделят братья Магомед и Казбек РАМАЗАНОВЫ — главный тренер сборной Беларуси и наставник спортсмена.


— Согласны ли вы, что нынешний год был наиболее успешным для белорусского дзюдо в целом и для Анатолия Ларюкова в частности?


Анатолий ЛАРЮКОВ. — Это с какой стороны посмотреть... Конечно, золото первенства Европы и два призовых места — третье и второе — на турнирах серии Гран-при и “Masters”, бесспорно, можно расценивать как успех. Впрочем, бронзу и серебро — только с определенной долей условности: спортсмен обязан на соревнованиях любого ранга стремиться исключительно к максимальному результату. Мне, к сожалению, не удалось сохранить на весь сезон победный запал, полученный на чемпионате континента. Чему есть и объективные, и субъективные причины. Дзюдо — весьма неординарный вид спорта, в котором можно в любую секунду нарваться на прием и, как следствие, потерпеть поражение. Главное, чтобы подобная неудача надолго не выбила борца из колеи. На мой взгляд, я избежал этой участи.


Магомед РАМАЗАНОВ. — Толя из той достаточно редкой породы спортсменов-максималистов, которым нет надобности лишний раз напоминать о необходимости усиленно работать над собой, невзирая на показанный результат. Пусть даже и максимальный сегодня. Ведь если человек начинает почивать на лаврах, то завтра повторить его будет практически невозможно. Ларюков, к счастью, другой, но и ему, естественно, есть над чем трудиться. У Толи в середине этого года наблюдалось некоторое снижение спортивной формы, что было вызвано перенесенной операцией. А во-вторых, ни одному, даже самому великому атлету не по силам, наверное, на протяжении всего года пребывать в оптимальных кондициях. И здесь нет ничего удивительного: человек не машина, он не может каждый день работать в одном режиме.


Однако если отбросить все эти факторы, то завершающийся год следует признать лучшим в карьере Ларюкова. Но особенно радует то, что и вся команда потянулась за Толей. Это наглядно проявилось на чемпионате Европы. Золотая медаль Ларюкова, завоеванная в блестящем стиле (все поединки в Словении спортсмен завершил досрочно. — “ПБ”.), в прямом смысле слова завела, подхлестнула остальных ребят. Серега Новиков, Саня Шлык, Серега Шундиков, его тезка Кухаренко, Игорь Макаров, Руслан Шарапов поддержали Толин почин и стали вице-чемпионами Европы в командных соревнованиях. Да и личные медали с различных турниров, которых “накосили” на сегодня столько, что даже считать страшно (у нас также подрастает достойная смена: Денис Кунцевич стал чемпионом мира среди молодежи, а Светлана Тимошенко выиграла аналогичный турнир в Старом Свете), — следствие уверенного выступления сборной в Словении. Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что Ларюков стал лидером команды. Правда, в последнее время он все чаще говорит о своем возрасте: старый, дескать, стал. Хотя я считаю, что сейчас у Толи наступает именно та зрелость, вторая молодость, если угодно, когда человек осмысленно и без вмешательства извне начинает подходить к делу.


Казбек РАМАЗАНОВ. — Мне кажется, Ларюков на каждом соревновании может и должен становиться первым. Единственное, госпожа Фортуна часто поворачивается к нему спиной... Сейчас у Толи открылось второе дыхание. Например, по возвращении из Румынии мы всю ночь просматривали видеозапись его схватки с Виталием Макаровым на турнире в Бухаресте и, честное слово, не могли оторваться: настолько классно он бросил россиянина на иппон. Думаю, у Толи действительно наступила, как сказал Магомед, вторая молодость. Я больше чем уверен, что в будущем у него пойдут только первые места.


— То количество медалей, которые завоевали наши дзюдоисты на чемпионате Европы в Мариборе, для вас как для главного тренера сборной явилось неожиданностью, или это закономерный результат?


М.Р. — Признаюсь, что настолько масштабного успеха лично я не ожидал. Однако предпосылки к удачному выступлению на первенстве континента имелись. У нас сложился, за редким исключением, настоящий коллектив единомышленников во главе с президентом национальной федерации Владимиром Япринцевым, который часто облачается в кимоно и выходит размяться на татами. Также хочу отметить работу вице-президентов Николая Небышинца, Павла Ясиновского, Алексея Супонева, тренеров Натика Багирова, Леонида Рябцева, Галину Савенкову... Необходимо дать им возможность нормально трудиться, и еще более качественный результат не замедлит сказаться.


А.Л. — Главное, чтобы нам никто не мешал.


— Неужели таковые имеются?


А.Л. — Есть у нас определенные силы, которые хотят повернуть ситуацию в свою сторону. Нет, фамилий называть не буду, те, кто прочтет этот материал, поймут, о ком идет речь.


М.Р. — Сор из избы выносить не станем. Не в наших правилах так поступать, да и это тема для отдельного большого разговора... Лучше позвольте отметить тех людей, кто действительно помогает, переживает за наш вид спорта. Хочу со страниц “Прессбола” поблагодарить брестчанина Александра Турова, минчан Александра Трухановича и Николая Поломанного, фирму “Трайпл”, естественно, генерального директора бильярдного клуба “Счастливый удар” Александра Соколова, Министерство спорта и туризма, руководителей РШВСМ. Убежден, без их вклада прогресс белорусского дзюдо вряд ли был бы возможен. Ведь успех всегда складывается якобы из мелочей, которые на поверку оказываются отнюдь не мелочами.


— Толя, в третьей декаде декабря тебе предстоит бороться за клуб “Явара-Нева” в турнире на призы президента России. Отдыхать-то когда думаешь?


А.Л. — Смотря что подразумевать под отдыхом. Считаю, мне сейчас необходимо несколько снизить нагрузки, реже выходить на татами, но не более того. Полностью расслабляться нельзя ни в коем случае, иначе на обретение прежней формы уйдет очень много времени. Думаю, в преддверии следующего сезона, когда начнутся отборочные турниры, на которых будут разыгрываться путевки на Олимпийские игры в Афины, следует слегка отдохнуть психологически.


— На турнире “Masters” в Бухаресте тренеры Виталия Макарова потребовали провести повторную жеребьевку, дабы исключить встречу россиянина с олимпийским чемпионом-2000 Джузеппе Маддалони до финала. Прокомментируйте эту ситуацию. С чем это связано, на ваш взгляд? С тем, что Макаров и Ларюков выступают за один клуб, с конкуренцией между ними?


М.Р. — Ничего подобного за свою тренерскую карьеру я не встречал.


К.Р. — Это беспрецедентный случай в истории дзюдо.


А.Л. — Насколько я знаю, инициатива исходила от тренера Виталия. Возможно, наставник Макарова, который обычно не очень удачно проводит первую схватку, посчитал, что ему будет выгоднее начать турнир с поединка со мной, а не с Маддалони...


Что же касается повторной жеребьевки, то я, как и Магомед Курбанович и Казбек Курбанович, ничего подобного раньше не встречал.


— А откуда взялся румын Бастея, с которым ты вынужден был проводить первый поединок? Ведь, насколько известно, в турнире серии “Masters” должны участвовать только по четыре спортсмена в каждой весовой категории.


А.Л. — Это не совсем так. Была договоренность, что в турнире серии “Masters” участвуют олимпийский чемпион, победитель первенства планеты, чемпион Европы и один спортсмен, представляющий страну-организатора. Но только в том случае, если в категории наблюдался, как говорится, некомплект спортсменов. По сути, “ниоткуда” взялся грузин Кевкишвили. Почему? Дело в том, что турниры серии “Masters” и Гран-при проходят под патронажем главы спортивных директоров Европейского союза дзюдо Жана-Люка Роже. На этих соревнованиях им вводятся какие-то новшества, инициированные самим же французом. Например, нет утешительных схваток. Зачем ему это надо? Не знаю. Быть может, он не желает подчиняться Европейскому союзу дзюдо, а возможно, просто хочет подчеркнуть собственную значимость. Не исключен и вариант, что грузины как-то смогли договориться с Роже. Но, скорее всего, причина куда как прозаичнее: Маддалони заявился на турнир в последний момент, поэтому организаторам было просто неудобно аннулировать участие Кевкишвили в соревновании. Так или иначе, но в Румынии в моем весе подобрался самый солидный состав — победитель Олимпи- ады, чемпионы мира и Европы.


— Почему-то получается, что наиболее важные схватки Маддалони у тебя выигрывает — в полуфинале Олимпиады-2000, сейчас в Бухаресте. Может, у Ларюкова присутствует какой-то “комплекс Маддалони”?


А.Л. — Не сказал бы. Дзюдо, повторяю, вид спорта неординарный. Я изначально планировал схватку с Маддалони таким же образом, как боролся и на московском турнире Гран-при, где одержал чистую победу. За прошедшие несколько недель он, похоже, сумел перестроиться и повел поединок так, чтобы максимально усложнить мои активные действия. По большому счету, его манера борьбы очень вязкая и тягучая, а подловить меня на ошибке и провести бросок у него в последнее время не получается. Кроме того, я не могу понять, Маддалони циркач или фокусник, но на судей он умеет неслабо воздействовать. Возможно, потому, что итальянец.


М.Р. — Толя прав, белорусы, как, впрочем, и представители других стран СНГ, такого влияния на арбитров не имеют. Вместе с тем хочу заметить, что турнир серии “Masters”, несмотря на всю его представительность, престижность и солидный призовой фонд, по значимости немножко уступает чемпионатам мира, Европы и Олимпийским играм. Надеюсь, это поражение, которое Ларюков потерпел в Бухаресте не без помощи арбитров, заставит нас всех, а не только Толю, понять: чтобы побеждать, белорусы должны быть на голову сильнее соперников. И вот тогда никакая судейская предвзятость не сможет отнять у нас победу. Ведь, не секрет, чтобы получить от судей иппон, нашим дзюдоистам порой необходимо выполнить два, а то и три броска, заслуживающих этой оценки.


А “комплекса Маддалони” у Толи, разумеется, нет. Думаю, впредь в поединках между ними успех всегда будет на стороне Ларюкова. Во-первых, наш дзюдоист чисто психологически окреп, а во-вторых, ему уже хватит проигрывать итальянцу. Хотя, надо признать, вяжущая манера борьбы олимпийского чемпиона весьма неудобна для Ларюкова. По идее судьи должны чаще наказывать Маддалони, однако почему-то не спешат этого делать. Надеюсь, арбитры все-таки обратят на сей факт внимание: существуют же каноны дзюдо, которые должны быть незыблемы и нарушать которые нельзя никому.


К.Р. — Убежден, наш ученик свое возьмет. А то, что Ларюков проиграл итальянцу и на Олимпиаде, и в Бухаресте, я опять же связываю с неблагосклонностью фортуны.


М.Р. — Толе необходимо, как выразился Алик Бекузаров на турнире серии “Masters” (он тренировал Ларюкова до того момента, пока Анатолий не переехал в Беларусь. — “ПБ”.), регулярно подзаряжать батарейки. Конечно, один из первых тренеров Толи пошутил, однако, если вспомнить первые четыре минуты бухарестского поединка Ларюков — Маддалони, то становится очевидным, кто есть кто в этой схватке. И только потом, когда, по словам Бекузарова, у нашего дзюдоиста батарейки подсели, борьба выравнялась... Ну а уже в дополнительное время судьи наказали Толю незаслуженным замечанием “шидо”. Да и вообще, говорю еще раз, арбитры достаточно предвзято относятся к спортсменам из бывшего Советского Союза.


— Может, Ларюкову не хватает присутствия на соревнованиях Казбека Рамазанова?


А.Л. — На мой взгляд, наше взаимопонимание с тренерами достигло такого уровня, когда мы должны на “отлично” подготовиться к тому или иному турниру дома, хотя, конечно, присутствие Казбека Курбановича не было бы лишним... А уже непосредственно на соревнованиях, возможно, не хватает одного-двух слов, нужных именно в тот момент. Не надо, наверное, целую схватку читать лекцию типа: “Необходимо проводить движение в воздухе...”


М.Р. — Ты на что, Анатолий, намекаешь?


А.Л. — Да в принципе ни на что. Достаточно просто подсказать, как это делает в последнее время Магомед Курбанович: “Правую руку опусти, левую подними”. Ведь все остальное мы неоднократно отрабатываем на ежедневных тренировках.


— С момента твоего переезда в Беларусь из России прошло почти четыре года. Не жалеешь о принятом тогда решении?


А.Л. — Ни в коем случае. В Беларуси у меня открылось второе дыхание. Естественно, этого не случилось бы, если бы рядом не оказалось Магомеда Курбановича и Казбека Курбановича. Они, к слову, до сих пор не устают повторять, чтобы я не обращал внимания на возраст; говорят, если спортсмен ощущает себя молодым, то должен так и бороться.


К.Р. — Подчеркиваю, ты слишком много внимания уделяешь собственным годам. Вот опять вернулся к излюбленной песне. Дай бог спортсменам, которые моложе тебя лет эдак на десять, иметь такие же реакцию, дыхание, скорость. Я нисколько не преувеличиваю, но не каждый молодой дзюдоист способен провести поединок в таком же темпе, как Ларюков.


А.Л. — Да я особенно и не спорю. Тем паче у меня живой пример перед глазами — Натик Багиров, который в еще более “пожилом” возрасте, чем я, брал медали чемпионатов мира и Европы.


— Большую часть времени ты проводишь в Беларуси или в России?


А.Л. — Естественно, здесь. Сейчас заканчиваю, опять же не без помощи моих тренеров, друзей, которые активно участвуют в этом деле, ремонт квартиры. А в России я бываю преимущественно тогда, когда защищаю на соревнованиях цвета “Явары-Невы”.


— Как чувствуют себя супруга, сын Димка? Помнится, ты говорил, что, когда уезжал в Сидней, он еще ползал, а вернулся — уже ходил. Теперь, наверное, вовсю бегает?


А.Л. — Даже чересчур активно. Я опасаюсь приводить его на тренировки, поскольку вытащить Димку из зала практически невозможно. Что-то слишком рано он увлекся дзюдо... Жена тоже в порядке.


— Как складываются отношения внутри сборной между Анатолием Ларюковым и Константином Семеновым? Не секрет, что до появления в команде бронзового призера Сиднея именно Костя был безусловным лидером в категории до 73 килограммов.


М.Р. — Никаких трений между ребятами нет и в помине. Костя — прежде всего товарищ по команде и только потом — соперник. Который нужен в первую очередь самому Толе, дабы он чувствовал здоровую конкуренцию. И наоборот. Они обоюдовыгодны. Скажу больше, я мечтаю, чтобы в каждом весе в сборной была аналогичная ситуация. Ведь, чего греха таить, в некоторых категориях у нас фактически всего лишь по одному сильному борцу...


И вообще, в команде здоровая обстановка, появилась классная молодежь — Колтанюк, Лопатин, Мирзоев, Попов. Они видят нормальные человеческие отношения между Ларюковым и Семеновым и никогда, уверен, не позволят себе проявления каких-то антагонистических выпадов в отношении друг друга.


К.Р. — А что, спрашивается, Косте с Толей делить? Существуют же старты на стороне, когда каждый независимо друг от друга в состоянии показать, кто на что способен.


А.Л. — Я согласен с тренерами, что нам нет смысла настраиваться на домашнюю, скажем так, борьбу. Думаю, Костя прекрасно понимает, что главные соревнования проводятся преимущественно за границей. На днях он стал чемпионом мира по самбо, с чем его искренне поздравляю. И когда я скажу дзюдо “прощай”, то буду спокоен, поскольку оставлю свой вес в надежных Костиных руках и не покину Магомеда Курбановича с дырой в категории до 73 килограммов.


— Судя по тому, что Анатолий действительно регулярно упоминает о своем возрасте, видимо, после Олимпиады в Афинах...


М.Р. — ...начнет готовиться к Играм в Пекине.


А.Л. — Это вряд ли. До Олимпиады в Афинах еще полтора года. Я, конечно, живу с верой в завтрашний день, который, надеюсь, будет более удачным, нежели сегодняшний, но мы предполагаем, а Бог располагает... Не знаю, однако после Игр-2004 мне будет очень трудно остаться в роли действующего спортсмена. Не исключено, испытаю свои силы в какой-нибудь другой сфере.


— Магомед Курбанович, коль скоро мы вплотную подошли к теме афинской Олимпиады, расскажите, как будет проводиться отбор?


М.Р. — Международной федерацией дзюдо названы восемнадцать — девять женских и столько же мужских — лицензионных турниров, на которых вплоть до лета 2004-го будут разыграны олимпийские путевки. На каждом из них спортсмены станут получать зачетные баллы, и лучшие по сумме набранных очков обретут право поехать в Афины. Однако самый короткий (правда, и самый сложный) путь на Олимпиаду — попасть по итогам чемпионата мира 2003 года в шестерку. Надо заметить, что лицензии на Игры не являются именными — решать, кто из спортсменов достоин представлять страну на главных стартах четырехлетия, будут национальные федерации.


А.Л. — Если здоровье не подкачает, мы себя обязательно проявим на Олимпийских играх в Афинах. А еще хотелось бы, чтобы у тренеров было как можно меньше проблем, чтобы они занимались своим непосредственным делом, а не тратили энергию на защиту спортсменов как от судейского произвола, так и от нападок в их адрес.


Уверенности Анатолия, в которой, похоже, нет ни грана банального бахвальства, можно только позавидовать. В собственный же паспорт (сто раз правы братья Рамазановы) Анатолию следует заглядывать пореже: тридцать два — возраст для борца далеко не предельный...





Комментарии (0)