2002-07-10 14:02:33
Фристайл

ПОРТРЕТ. Алла Цупер: Беларусь научила меня побеждать

ПОРТРЕТ. Алла Цупер: Беларусь научила меня побеждать

Далеко не для всех ведущих спортсменов Олимпиада в Солт-Лейк-Сити стала звездным часом. Улыбки чемпионов и призеров Игр чаще всего попадали в объективы телекамер, за кадром же оставались слезы неудачников, в том числе нашей фристайлистки Аллы ЦУПЕР, которой так и не удалось подтвердить реноме фаворита и воплотить в жизнь золотую олимпийскую мечту.




Но спортсменка не впала в уныние. Алла продолжает самоотверженно тренироваться и не теряет надежды наверстать упущенное. Войдя в зал, я увидела хрупкую девушку маленького роста с мальчишеской стрижкой и смелым озорным взглядом. Приятная и открытая для общения, Алла не старалась скрыть свои чувства, она с каким-то особым огоньком в глазах говорила о любви — к спорту, как это ни банально звучит. Именно такое чувство и желание занимать высшие строки в турнирных таблицах заставили Цупер в свое время покинуть Украину, где она родилась и выросла, и обрести новый спортивный дом в Беларуси. С этого и начался наш разговор.



— Сейчас я чувствую себя здесь как дома, хотя поначалу приходилось нелегко. Сами понимаете, незнакомая страна, новые люди... Нам обещали больше, чем смогли дать. Особенно сильно это ощущалось в первые месяцы нашего пребывания в Гомеле. Вместе со мной новую спортивную прописку получили еще четыре украинских спорстмена — все воспитанники Виталия Шведова. Сейчас наши пути с этим тренером разошлись, но я благодарна ему за то, что он привез меня в Беларусь. Являясь членом сборной Украины, не смогла бы достичь таких спортивных высот и показать все, на что способна.


— Как сильно отличается отношение к спортивной индустрии на Украине и в Беларуси? С какими проблемами вам приходилось сталкиваться, выступая под желто- голубым флагом?


— Уже тот факт, что за годы независимости Украина растеряла нескольких спортивных звезд, говорит о многом. Будучи членом украинской сборной, я вынуждена была сидеть в ожидании крупных турниров, таких как чемпионаты мира или же Олимпийские игры. Это сказывалось на моих результатах. Во фристайле, как и в любом виде спорта, необходимо постоянно “светиться” на соревнованиях, в противном случае судьи, которые и так страдают синдромом необъективности, будут воспринимать тебя как туриста. Попав в сборную Беларуси, тут же ощутила разницу: я стала частым гостем на различных международных турнирах, в том числе на этапах Гран-при, приобрела опыт, а с ним и уверенность в своих силах. Меня часто спрашивают, что дала мне Беларусь. Отвечаю: она научила меня побеждать. Не жалею, что переехала сюда. Вот только скучаю по семье, которая осталась в Ровно. Сейчас мне выделили квартиру. Не могу сказать, что на все сто ощущаю себя минчанкой, но в столичной жизни уже не теряюсь. Ко мне приезжали в гости мама с сестрой. И уже после первых дней пребывания в Минске удивились, как я выдерживаю сумасшедший темп этого города.


— Сложно ли вам далось решение о переезде в Беларусь?


— Остаться на Украине практически означало поставить крест на многолетней работе и спортивной карьере. На дебютной Олимпиаде в Нагано после первой попытки занимала второе место, но удержаться на пьедестале так и не смогла, опустилась на пятую позицию. От меня, естественно, после грандиозного начала ожидали большего. Помню, главный тренер сборной по фристайлу Константин Данилов тогда сказал: “Не будет из вас никакого толку. Нужно молодежь набирать”. Хотя в общем-то мы стариками на тот момент не были. Каждый из членов женской олимпийской сборной образца 1998 года по-своему отреагировал на это заявление и нашел вариант выхода из сложившейся ситуации. Ольга Юнчик, сославшись на травму, покинула большой спорт, Юля Клюкова ушла из сборной и сейчас, насколько мне известно, работает тренером в Ивано-Франковске. Я уехала в Беларусь, где фристайл считается одним из самых прогрессивных видов спорта, ему уделяется много внимания.


— Как приняла вас новая спортивная семья?


— Поначалу сложно было найти общий язык, не потому, что, быть может, я посягнула на чье-то место в сборной. Просто пришла в незнакомую команду, слаженную и проверенную годами. Знала ребят постольку-поскольку, встречала их на сборах и соревнованиях. Они отнеслись ко мне дружелюбно, просто я не такой человек, который свободно чувствует себя в чужой компании. Со временем мы ближе узнали друг друга, и сегодня не ощущаю себя лишней в сборной Беларуси.


— А как отнеслись к вашему выбору бывшие товарищи по команде Украины?


— Они уважают мое решение, и я не чувствую обиды с их стороны. Когда приезжаю домой, в Ровно, всегда встречаюсь с Таней Козаченко. У нас много общего. Мы ведь родились в одном городе и первые шаги в спорте делали под руководством одного тренера. Встреча с украинцами Энвером Аблаевым и Станиславом Кравчуком в Солт-Лейк-Сити была радостной и волнующей. Еще дружу с российскими фристайлистами, двумя Димами — Архиповым и Марущаком, они в свое время тоже “сбежали” с Украины.


— Как бы мы не вели разговор, не коснуться Олимпийских игр просто невозможно... Давайте вспомним события полугодичной давности...


— Выступление не из лучших. Конечно, надеялась, лелеяла мечту об олимпийской медали. Амбиции, можно сказать, были чемпионского калибра, заглядывалась на наивысшую ступень пьедестала, тем более что на Олимпиаде в Нагано уже стояла на нем одной ногой. Это сейчас я способна трезво оценивать те несколько мгновений, которые лишили меня заветной награды, а в Солт-Лейк-Сити находилась под влиянием эмоций. Желание победить было слишком сильным. Перестаралась. Помню, как стояла перед решающим прыжком и, казалось, сердце выпрыгнет из груди. К психологическому фактору прибавился еще и погодный. Вмешался сильный ветер. Отрываясь от земли, я почувствовала что-то неладное и поняла: “Плакало мое золото”. В воздухе пыталась исправить ситуацию, но это оказалось выше моих сил. Теперь у меня за спиной две Олимпиады. Какой урок извлекла из прежних неудач? Наверное, поняла: чтобы ни случилось, нужно полагаться только на себя, а не надеяться на то, что оплошность допустит соперница.


— Легче ли вам было выступать в столице штата Юта, имея за плечами опыт Нагано? Помог ли он вам справиться с волнением, которое в решающий момент подводило не одного титулованного спортсмена?


— На Олимпиаде легко не бывает, по накалу страстей и напряжению она не сравнится ни с одним соревнованием. Казалось бы, все те же спортсмены, хорошо знакомые тебе по этапам Кубка мира, но прыгают они иначе — выкладываются полностью. Кто-то перегорает — и четыре года усердной работы идут насмарку, а кто-то, наоборот, неожиданно для самого себя оказывается в роли лидера. На меня давило осознание того, что это уже моя вторая Олимпиада; груз ответственности перед страной, которая дала возможность полноценно подготовиться к самому важному старту четырехлетия, оказался тяжелой ношей. В Нагано приехала “серой мышкой”, от меня не ждали высокого результата. Прошло четыре года, и в Солт-Лейк-Сити оказалась в роли фаворита. Меня как лидера Кубка мира ставили на самый верх. От недостатка внимания со стороны прессы в Солт-Лейк-Сити не страдала. Вечно донимали вопросами: “Как чувствуете себя после победы на этапах Гран-при? Какую медаль рассчитываете завоевать на Олимпиаде?” В такой обстановке сложно было сохранять хладнокровие. Было тяжело не только физически, но и морально.


— Не секрет, что в нашей стране любят всевозможные собрания. Наверняка перед Олимпийскими играми прошла обязательная накачка, ваша медаль, вероятно, уже считалась делом решенным...


— Никто в открытую не выразил недовольство, даже утешать пытались, мол, жизнь продолжается. Хотя, наверное, разочаровала не одного спортивного чиновника. Спорт есть спорт — и все это прекрасно понимают. А тем более такой непредсказуемый, как фристайл, где все меняется мгновенно: сегодня ты первый, завтра — последний. У нас очень часто госпожа удача берет бразды правления в свои руки. А вообще, провал на Олимпиаде затмил все мои прежние победы на международных турнирах. По возвращении из Солт-Лейк-Сити в аэропорту нас ожидали цветы, оркестр и большое количество людей. Все они собрались для того, чтобы поприветствовать Алексея Гришина. Помню, тогда почувствовала себя очень одинокой. Ведь меня некому было поддержать: семья далеко, друзей нет.


— Неудача на Олимпиаде, утомительные тренировки, гнетущий режим — неужели вам никогда не хотелось променять все это на простые человеческие радости?


— Конечно, уставала от спорта, но желание бросить его не возникает даже тогда, когда приходится идти на тренировку через “не могу” и “не хочу”. Стоит хотя бы несколько дней не зайти в зал, как тянет туда неведомой силой. Для меня спорт — это все. Я посвятила ему девятнадцать лет, и мне сложно смотреть на жизнь с другой стороны.


— Стало быть, не собираетесь сдаваться, и мы еще будем иметь не один повод гордиться вашими достижениями?


— Я приехала в Беларусь не отдыхать, а работать. Уже поглядываю в сторону Турина. Быть может, с третьей попытки удастся воплотить в жизнь мечту каждого спортсмена — завоевать олимпийское золото.


— Алла, прошедшая Олимпиада рассматривалась СМИ как арена для боевых действий. Каково твое отношение к набившим оскомину олимпийским скандалам?


— Откровенно говоря, меня они обошли стороной. Концентрировалась исключительно на своих соревнованиях, стараясь не отягощать себя проблемами закулисной борьбы. Лично у меня нет причин жаловаться на предвзятое отношение судей. Претензии российской фристайлистки Королевой мне также непонятны. Во втором прыжке она показала то, на что была способна и получила, на мой взгляд, заслуженные оценки.


— В Солт-Лейк-Сити эпидемия скандалов не обошла стороной и сборную Беларуси...


— Для нас, фристайлистов, еще не придумали препаратов, приняв которые, можно было бы как в сказке превратиться в чемпиона. Сложно обсуждать эту проблему, так как я никогда с ней не сталкивалась. А если бы мне предложили повысить результаты таким незаконным способом, без колебаний отказалась бы. Что касается других видов спорта, в которых имеет место нечестная игра, даже и не знаю, кого в этом винить. Наверное, все-таки самого спортсмена, возможно, его доктора.


— Фристайл — экзотический вид спорта, в мире не так много смельчаков, отважившихся бросить вызов снежной стихии. Расскажите, каким образом вы связали свою жизнь с этим небезопасным занятием.


— Как большинство фристайлистов, делала первые спортивные шаги на гимнастическом помосте. Думаю, уровень, на который вышла сегодня, — результат не только работы, но и таланта, данного мне Богом. Хотя тренеры не сразу разглядели во мне перспективного спортсмена. Они больше работали с другими детьми. А у нас очень часто бывает так, что спортсмены, которым уделяют много внимания, впоследствии не могут ничего добиться. Это теперь понимаю, что преимущество имеют дети, которые до всего доходят свои умом, а тогда безумно хотелось доказать, что я не хуже других и достойна внимания.


— Чувство страха вообще присуще представителям вашего вида спорта?


— Конечно. Мы ведь в первую очередь люди, а уже потом спортсмены. Помню, как дрожали коленки перед первым прыжком. От страха ничего не соображала. Оторвалась от земли и полетела вниз, хорошо хоть приземлиться удалось безболезненно. Как только встала, тренер сказал: “Алла, давай дальше, второй прыжок — это не так страшно”. Вот так все и началось.


— Какие ощущения вы испытываете во время прыжка, про что думаете?


— Для человека, который смотрит на наши “воздушные подвиги” невооруженным глазом, фристайл — что-то необычайное. Для спортсменов — обыденная работа, которую мы исполняем изо дня в день. И когда паришь в воздухе, не думаешь про то, какое красивое небо над головой, а просто просчитываешь повороты и варианты приземления.


— Алла, для многих начинающих спортсменов вы являетесь кумиром. А кому вы старались подражать в начале спортивного пути?


— Как таковых кумиров у меня не было. На территории бывшего СССР выдающиеся фристайлисты попросту отсутствовали, приходилось прокладывать себе дорогу, не оглядываясь на других. Конечно, есть спортсмены, которые вызывают глубокое уважение, это прежде всего Эрик Бергуст и Джеки Купер. Из соотечественников меня всегда восхищали гимнасты Виталий Щербо и Иван Иванков.


— Имена этих людей хорошо известны поклонникам белорусского спорта. А узнают ли Аллу Цупер на улицах Минска?


— Такого не случалось. Вот Диму Дащинского и Лешу Гришина знают в лицо. Я же предпочитаю оставаться в тени. А недавно еще и внешний облик поменяла — короткая стрижка, блондинка. Со мной даже знакомые теперь не всегда здороваются — не узнают. А вообще-то были моменты, когда ощущала себя настоящей звездой. После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити нам устраивали встречи с обыкновенными людьми. Я в жизни столько автографов не раздавала.


— Алла, простите за нескромный вопрос, какими качествами характера должен обладать мужчина для того, чтобы вы обратили на него внимание?


— Никогда не задумывалась, сложно сказать. Пожалуй, оставлю вопрос без ответа. Скажу только, что у поклонников, если таковые имеются, шанс есть…





Комментарии (0)